» » Фанфик Люси и Нацу "Приручить дикого зверя"

Фанфик Люси и Нацу "Приручить дикого зверя"

Фанфик Люси и Нацу "Приручить дикого зверя"

Первая встреча


Всего лишь один мимолетный взгляд… Всего лишь одна мимолетная улыбка…

Я бросила тряпку в ведро и с удовольствием осмотрелась. Небольшая однокомнатная квартира, с удобной ванной и кухней, блестела от наведенной мной чистоты. Об этой квартире я мечтала последние три года…
О, простите, что сразу не представилась. Люси. Люси Хартфилия. И, если вам известна эта фамилия, то да – я дочь одного из богатейших предпринимателей Японии, что меня совсем не радует. С самого детства я привыкла быть самостоятельной. Как сказать привыкла… Скорее, меня «приучили». Отца никогда не интересовала моя персона. Кроме тех случаев, когда нужно было являться на очередной банкет или презентацию. К сожалению, единственного человека, который меня любил и поддерживал, больше нет. Мама умерла 7 лет назад. Тогда-то я и поняла, что надеяться больше не на кого, кроме себя.
Сейчас мне 18 и я собираюсь поступать в университет экономики и управления. Отец мечтал о сыне, который бы перенял его дело… Родилась я. И мне приходится расплачиваться, что родилась я девушкой. Ни о какой экономике я ни разу не мечтала. Это настолько скучно и пресно для меня, что я с радостью забрала бы оттуда документы. Увы, меня по рукам и ногам связывал «договор».
Неделю назад я ворвалась к отцу в офис и потребовала, цитирую: «собственную жилплощадь, так как я уже взрослая девушка и не хочу оставаться под твоим присмотром». Отец, просматривая очередную ценную бумагу и даже не глядя в мою сторону, ответил, что «жилплощадью» он меня обеспечит лишь в том случае, если поступлю в то учреждение, которое он сам выберет. Выбора у меня не было.
Зазвонил мобильник, настойчиво требуя моего внимания. На экране засветилось имя: «Леви».
— Если ты собираешься пригласить меня в какую-нибудь кафешку – я согласна,— вместо приветствия, ответила я подруге. – Ибо я устала, потратив всю свою энергию на то, чтобы привести собственную квартиру в порядок.
— Поздравляю!!! Ты, наконец, получила то, о чем давно мечтала, а так же прожужжала мне все уши – свободу!— восклицала Леви, как обычно пропуская мои слова мимо ушей.— Сегодня я угощаю!
— Отлично. В семь на нашем месте,— я довольно улыбнулась и, не прощаясь, оборвала связь.

«Нашим» местом являлось кафе «Шепот ветра» и прибыла я туда ровно в семь. Однако моей подруги нигде не наблюдалось, впрочем, как и свободного столика.
— Люси-и! — сзади на меня навалилось нечто кричащее и попыталось придушить, крепко обняв меня за шею.
— Леви... пусти,— прохрипела я, приобретая бледно-синеватый оттенок лица.
После того, как я сумела нормально дышать, и все формальности были соблюдены (крепкие объятия и поцелуй в щечку), Леви сумела каким-то образом отыскать свободный столик и уже через несколько минут мы спокойно разговаривали, ожидая наш заказ.
— Теперь ты, наконец, сможешь завести себе парня!— хитро улыбнулась подруга и кокетливо подмигнула подходящему к нам официанту.
Бедный парень покраснел и чуть не уронил поднос с нашим заказом. Я деликатно прикрыла рукой губы, чтобы не смущать еще больше официанта своим смехом и незаметно пнула Леви. Ответный тычок не заставил себя ждать.
— Сколько можно флиртовать со всеми подряд?— накинулась я на подругу.— А как же твой парень?
— Какой?— искренне удивилась Леви, но заметив моё нахмуренное выражение лица, пояснила. – Вот уже как три дня, двадцать три часа и сорок две минуты твоя красавица-подруга одинока.
— И какой раз по счету моя «красавица-подруга» одинока?
— Шестой.

Несправедливо. Я ни сколько не уступаю Леви по красоте, и все же за всю свою восемнадцатилетнюю жизнь ни разу не встречалась с парнем. У меня были поклонники, даже ухажеры.… Но не о каких развлечениях, парках аттракционов, прогулках под луной и держание за руку не было. Может, со мной что-то не так?
Этот вопрос я задала подруге, которая слышала его уже сотый раз.
— Конечно не так,— уверенно заявила девушка.— Когда парни слышат твою фамилию, всё становится не так…
Я печально вздохнула и в который раз посетовала на свою судьбу.
— Какие красотки и одни,— совсем рядом с моим ухом прозвучал не очень приятный голос.— Можно к вам присоединиться?
Три высоких, небритых парня попытались сотворить улыбки на своих лицах, обнажая неровный ряд желтых зубов. Зрелище малоприятное, поэтому мы с Леви в один голос заявили:
— Нельзя!
Похоже, простые слова для них ничего не значили, поэтому мы вежливо попросили официантов вынести этих людей с нашего поля обозрения. После долгих криков, ругательств и угроз, в кафе вновь наступила теплая, дружественная атмосфера.
— И почему мне именно на таких везет?— я тяжело вздохнула. Настроение медленно поползло к отметке «не очень».
— Не обращай внимания,— было видно, что настроение Леви начало соответствовать моему.
Мы некоторое время помолчали. Разговаривать как-то не хотелось, поэтому вскоре попрощались и договорились встретиться послезавтра здесь же.
Я решилась пройтись домой пешком, благо на улице было не так холодно и не так темно. Мне было интересно: я никогда раньше не гуляла вот так запросто по обычным улицам и, сейчас, мне казалось, будто я иду по сказочной стране. В наступающих сумерках ярко горели витрины магазинов, а если посмотреть вверх, то в ночном небе можно было разглядеть парочку еще не ярко светившихся звезд. Я так увлеклась созерцанием ночного неба, что не заметила, как забрела в какой-то переулок. Я точно помнила, что это улица выведет меня к дому, однако природная женская интуиция кричала об осторожности. Мало ли.— Смотрите, кто у нас тут,— неожиданно меня схватили за локоть и грубо дернули в сторону.
От удивления я даже не закричала, а просто смотрела на окруживших меня людей.
— Это же та цыпочка из забегаловки,— послышался знакомый голос.
Щелкнула зажигалка и я смогла немного рассмотреть стоявших передо мной. Три высоких, не бритых парня… неровный ряд желтых зубов… Что-то мне это напоминает…
— Помогите!!! Насилуют!!!— с опозданием закричала я во весь голос.
Как и ожидалось, меня тут же заткнули. В лицо дыхнули дымом сигарет и вежливо так пояснили:
— Тише будешь, дольше проживешь…
Я хоть и блондинка, но мозгов послушать «доброго» совета хватило. — Что вам от меня нужно? Денег нет,— сразу заявила я. – А натурой – не дамся.
Не понимаю, что я сказала смешного, но парни заржали громче, чем я кричала слова о помощи.
— Ну, ну, спокойно,— ко мне потянулась чья-то волосатая рука, и я зажмурилась от омерзения.
— Эй, что вы тут забыли?— послышался недовольный голос и к нашему квартету присоединился еще один незнакомец, которого я в темноте так и не смогла разглядеть.
— А ты кто такой?— в свою очередь ощетинились «мои» ребятки.
— Вам лучше не знать,— даже в темноте я почувствовала самодовольную улыбку парня.— Это моя территория, так что валите отсюда по-хорошему. А, да, и заплатить не забудьте…
Наглость парня ошеломила нас всех. Про меня тут же забыли, и уже в следующее мгновение завязалась потасовка. Я, не будь дурой, попыталась тут же «сделать ноги», но как назло юбка зацепилась за небольшой выступ полуразваленного дома. «Джинсы, джинсы надо было одевать!»— почему-то именно эта мысль билась в голове.

— Что, уже все?— услышала я удивленно-огорченный вздох.
Ногой нащупала оброненную кем-то зажигалку, подняла ее и осторожно чиркнула. В паре сантиметров от меня во вспыхнувшем огоньке мелькнули серо-зеленые глаза, с любопытством меня осматривающие и чуть насмешливая улыбка. Затем огонек погас.
— Девушка,— недовольно пробормотал мой спаситель и, схватив меня за руку, потащил к концу переулка.
— Эмм, спасибо,— искренне выдохнула я, когда мы дошли до освещенного участка улицы.— Меня зовут Люси. Я очень благодарна вам за …
— Ты о чем?— парень отпустил мою руку и повернулся ко мне.
Теперь я могла достаточно хорошо его рассмотреть. Первое, что бросилось в глаза – неожиданный цвет волос. Насыщенный, ярко-розовый. Затем белый длинный шарф, никак не сочетающийся с черной кожанкой и темными джинсами.
Странный парень протянул ко мне руку ладонью вверх и выжидающе на меня уставился. Я так же выжидающе посмотрела на него, не понимая, что же он от меня хочет.
— Деньги,— раздраженно выдохнул розоволосый.— Я же тебя спас – плати.
От такой наглости я даже не нашлась что сказать.
— Ч-что-о?— воскликнула моя оскорбленная персона. Да как он смеет! Да я ему сейчас…
Видя мой праведный гнев, парень снова насмешливо улыбнулся и, в один миг, преодолев расстояние между нами, сгреб меня в охапку. Я, естественно, попыталась сопротивляться.
— Тсс, тихо, не трепыхайся, милочка,— жарко дыхнул мне в ухо этот наглец.
Ага, сейчас, так я тебя и послушала! Больно ткнув его локтем, я довольно улыбнулась, услышав его сдавленный стон. Но радовалась маленькой победе я не долго, потому что этот мерзавец резко приподнял мое лицо и очень низко склонился.
Это было первый раз, когда парень был так близко ко мне. От такого я неожиданно замерла, чувствуя, что сейчас наступит «тот самый момент». Мой первый поцелуй.
Мы смотрели друг другу в глаза и чуть прерывисто дышали. Вот он склонился ниже…еще ниже…
— Глупая,— фыркнул парень и резко меня отпустил.
Я пошатнулась и удивленно захлопала глазами. Что это было? Что сейчас было?!
— Хм, немного,— невозмутимо продолжал розоволосый, разглядывая что-то на ладони.
Присмотрелась. От возмущения и злости меня чуть не порвало. Этот мошенник обчистил мои карманы, пока я тут распускала слюни!!!
— Да как ты смеешь… Ты – наглый, наглый…
— Да, да, я понял,— усмехнулся паршивец и помахал мне ручкой. – Еще увидимся, дорогая.
А я осталась стоять с открытым ртом, глупо хлопая глазами и кипя негодованием. Если я его еще раз встречу, я…я… да я ему устрою почетные похороны!!! Он меня всю жизнь помнить будет! Или я его…
После обжигающе холодного душа, мои мысли приобрели чёткую форму – найти и побить этого мерзавца! Ну и что, что я все время вспоминаю взгляд его серо-зеленых глаз? И еще эти чувственные губы… И прерывистое дыхание… И крепкие, сильные руки… И насмешливую улыбку...

Вторая встреча.


Легкое прикосновение… Губы шепчут чье-то имя…

Все-таки мы, люди, — мазохисты. Это же надо придумать прибор, который вечером мы бережно ставим на тумбочку, поближе к кровати, а утром, чертыхаясь на чем свет стоит, бросаем его куда подальше. И этот прибор зовется «будильником».
Мой будильник отвратительно звенел и показывал шесть утра. Потянулась, чтобы нажать на спасительную кнопку отключения звука. Еще чуть-чуть… Почти достала…
Бум. Ну вот, мне еще сотрясения мозга с утра не хватало! Распластавшись на ковре, задумчиво смотрю в потолок, вспоминая: кто я, где я нахожусь и куда мне надо тащиться в такую рань. Так, я – Люси, владелица собственной однокомнатной квартирки и вчера вечером, глядя на себя в зеркало, решила, что мне пора худеть. А будильник завела для того, чтобы рано утром устроить себе небольшую пробежку. Не поверите, но моя пробежка обернулась кроссом с препятствиями! Впрочем, все по порядку.
На то, что моя затея с пробежкой оказалась не очень удачной, указывали самые различные вещи. Во-первых, мой спортивный костюм, который я даже не удосужилась вечером достать из шкафа, был мятым и с большим грязным пятном на штанине. Пришлось надеть на себя ярко-желтые футболку и шорты.
Вторым этапом моего невезения стал оторванный шнурок на кроссовке. В душе возникло чувство раздражения, хотелось все бросить и упасть обратно в теплую кроватку. Но природное упрямство сделало свое дело – моя персона выкопала из недр тумбочки шнурок нужного размера и даже подходящего по цвету и, наконец, очутилась на улице.
Было прохладно и пахло сыростью. Ночью прошел сильный дождь и теперь на темном асфальте виднелись лужи различных размеров и форм. Наугад выбрав направление, и старательно обегая лужи, я попыталась насладиться утренней «прогулкой».
— Гав,— уверенно раздалось за моей спиной.
«Сегодня мы с Леви идем по магазинам. Что бы такого прикупить?»— крутились в голове мысли.
— Гав – гав!
Обернулась. Огромная, лохматая собака бежала позади меня с длинным, высунутым языком. Почему-то у меня было такое чувство, что она бежит за мной и явно не с намерением облизать мне руки.
Я поднапряглась и увеличила скорость. Тяжелое дыхание за спиной, давало понять, что преследователь нисколько не отстает. В таком темпе мы добежали до парка. Не разбираясь где и что, перелезаю через решетку забора, перепрыгиваю через ряд скамеек, а под конец умудряюсь влезть на какое-то дерево.
— Гав – гав! Гав – гав!
— Слушай,— задыхаясь, обратилась я к псу.— Давай мы с тобой, как нормальные лю…человек и собака погово…эмм…разберемся.
Пес сел возле дерева, склонив голову на бок, и внимательно прислушивался к моим словам. Точнее к голосу. Я как могла, ласково уговаривала его уйти, потому что мне холодно, и очень хочется кушать. Ранние прохожие или бегуны, подозрительно посматривали на собаку, при этом, не видя меня на дереве из-за веток. «Как будто это собака разговаривает»,— мелькнула у меня глупая мысль.
Громкий свист и окрик, заставил пса встрепенуться. Затем гавкнув мне на прощание, собака убежала…

«Нет, я точно сегодня скинула килограмма два,— теплый душ дарил чувство умиротворения.— Один – от бега, другой – от стресса. Все, больше никаких пробежек!»

— Люси, ты не представляешь себе! Я видела сегодня такую книгу! Тебе точно нужно ее купить!— Леви не стала дожидаться времени нашей встречи, а сразу пришла ко мне.
— Ммм,— только и смогла ответить, аккуратно подкрашивая ресницы.
— А еще я такого парня сегодня видела – обалдеть! Такой странный, весь в каких-то железных штучках, с угрюмым взглядом. Я как раз к тебе спешила, на дорогу не смотрела, а он меня за ворот рубашки поймал и накричал, мол: «Куда бежишь, мелочь? Глаза разуй!»
— Он же тебе нахамил!— возмущенно хлопаю пока что одним-единственным накрашенным глазом.
— Он меня спас!— с жаром возразила подруга.— Если бы он меня не остановил, лежала бы сейчас твоя неутомимая подруга в гипсе и бинтах, а не по дому у тебя расхаживала!
Я покачала головой, осознавая, что Леви уже выбрала объект для своей новой любви. В голове неожиданно вспыхнула фраза: «Еще увидимся, дорогая…». Припоминая парня, который меня так нагло ограбил, я собиралась уже поделиться рассказом с подругой. Но та увлеченно что-то говорила, и мне пришлось отложить этот разговор на потом. Ой, зря…

— Люси-и, не-ет!— вопила на всю улицу Леви, пытаясь вырваться из моих цепких рук.
— Это я должна говорить,— недовольно бурчу на подругу, упрямо волоча ее за собой.
— Ну, пожалуйста, всего на одну минутку!!! Мы только посмотрим и сразу уйдем,— Леви сменила тактику и теперь умоляющими глазками пыталась меня разжалобить.
Недоверчиво скосив на нее глаза, понимаю, что лучше согласиться, иначе не избежать мне двухдневных упреков и обид.
— В прошлый раз ты говорила то же самое и что в итоге? Мы проторчали в магазине игрушек весь день!
— Люси-и!!!
Семья МакГарден владела крупной сетью магазинов игрушек, поэтому ничего удивительного, что Леви просто обожала всяких плюшевых мишек, зайчиков, кисок… И ничего удивительного, что на каждый мой день рождения в подарочной коробке я обнаруживала какую-нибудь новую мягкую игрушку. А сейчас, как назло, на нашем пути оказался новый магазин этих мягких изделий, и у Леви загорелись глаза…
— Тогда я подожду тебя в кафе,— сдаваясь под напором голубоглазой, вздыхаю.— Если через полчаса тебя не будет…
— Ты самая лучшая, Люси!— воскликнула подруга, скрываясь за дверью магазина.

Хоть был и выходной день, в кафе находилось человека три-четыре. Вяло потягивая кофе, задумчиво смотрю на улицу, придумывая, чем же заняться вечером дома.
— Спасибо за работу, Нацу,— раздался громкий добродушный голос.
Заинтересованно повернув голову в сторону запасного выхода, наталкиваюсь взглядом на ярко-розовую шевелюру. Затем дрожащими руками осторожно ставлю чашку на стол и снова кидаю взгляд на объект моей мести. Не галлюцинации. Точно он.
Взгляд серо-зеленых глаз неожиданно переместился на мою персону, и тут же не замедлила появиться насмешливая улыбка. Что это сейчас было? Он бросает мне вызов?
Хмыкнув, я демонстративно отвернулась от парня и снова устремила свой взгляд на улицу. Однако этот наглец не спешил сдаваться – через несколько минут он стоял на улице, как раз там, куда упирался мой взгляд. Вдобавок к этому, возле него начали собираться какие-то девицы и что-то восторженно ему вещать. Парень довольно улыбался и изредка кидал в мою сторону странные взгляды… Держись, Люси, не позволяй своим эмоциям завладеть твоим разумом.

В этот момент одна из девиц откололась от коллектива и быстро забежала в кафе.
— Воды,— попросила девушка, выкладывая деньги на барную стойку.
Внимательно к ней присмотревшись, я узнала свою бывшую одноклассницу. В голове назревала какая-то еще не оформившаяся мысль.
— Лоя,— негромко зову девушку, глазами показывая, чтобы она подсела ко мне за столик.
— Привет, Люси!— одноклассница радостно плюхается рядом, открывая бутылку с водой.
После дежурных вопросов «Как поживаешь?» и «Что нового?», осторожно спрашиваю, указывая на розоволосого:
— Ты знаешь кто это?
— Нет. Но он такой красавчик!— от избытка чувств девушка чуть не захлебнулась водой. Пришлось похлопать ее по спине, заодно правильно выстроить фразу к голове, которая могла совершить мою месть.
— А ты знаешь, что он…— я жарко зашептала однокласснице заготовленную фразу и, довольная произведенным эффектом, откинулась на спинку стула.
Через минуту Лоя выбежала из кафе и что-то громко сказала остальным. Девчонки в ужасе шарахнулись от Нацу и, вскоре, он остался стоять один посреди улицы, ошеломленно оглядываясь вокруг. Довольно хихикая, не заметила, как возле меня остановилась фигура.
— Это ведь твоих рук дело?— раздался надо мной знакомый голос.
— Не понимаю, о чем ты,— как можно небрежнее ответила я, стараясь не засмеяться в открытую.
— Что ты им сказала?— сладко улыбнулся парень, присаживаясь напротив.
— Что ты голубой, но скрывая это, ты пристаешь к маленьким девочкам и спишь с взрослыми женщинами,— так же сладко улыбаюсь.
— Знаешь, мне так хочется придушить одну глупую блондинку, у которой совсем нет мозгов, и она сама не знает, что несет,— улыбка Нацу стала еще слаще, что невольно вызывало подозрение.
— Я заметила, ты практичный парень,— сделала вид, что не слышала его реплики. – Поэтому предлагаю небольшую сделку: я могу позвонить тем девушкам и сказать, что это все мои слова неправда, взамен ты вернешь мне мои деньги с процентами.
К сожалению, мне так и не довелось узнать его ответ, потому что в это мгновение послышался еще один голос:
— Бог мой, Люси! У тебя появился парень?!
— Нет!
— Да! – я и этот нахал одновременно дали ответ, враждебно глядя друг на друга.— Кстати, меня зовут Нацу.
— Почему ты мне не сказала? Когда вы начали встречаться? Очень приятно, Леви!— у МакГарден был один недостаток – она слышала только то, что хотела слышать. И мое отрицание она явно не «расслышала».
— Мы решили этот вопрос только сейчас,— улыбнулся парень, пересаживаясь ко мне поближе и уступая место моей подруге.— Но Люси все время упирается, я прямо не знаю, что и делать…
Мне хотелось, если и не убить этого негодяя, то хотя бы больно стукнуть.
— Неужели?— Леви повелась на его уловку и, с искреннем негодованием, уставилась на меня. — Люси, о чем ты думаешь? У тебя наконец-то появился парень, а ты…
— Наконец-то?— тут же навострился Нацу и у меня зачесались руки от непреодолимого желания заткнуть ему рот.
— У Люси до этого никогда не было парня…
Нет, Леви, нет! Не говори ему больше ничего!!!
— … И я так за нее рада! Ты будешь ее первым!
Я готова была застонать от бессилия. Моя подруга, сама того не осознавая, рассказала моему личному врагу мое слабое место. Нацу, к несчастью, это тоже понял.
— Ты не против, если мы с Люси отойдем ненадолго поговорить,— парень потащил меня к дальнему выходу, крепко держа за локоть. Мне оставалось лишь обреченно вздохнуть.
— Предлагаю новую сделку,— Нацу зажал меня у стены и хитро прищурился.— Ты говоришь этим девушкам, что я нормальный парень, взамен я молчу о том, что ты совсем невинная и неопытная малышка.

— А где гарантия, что ты меня не обманешь,— недовольно и подозрительно покосилась на Нацу.
— Могу сказать то же самое,— так же подозрительно посмотрел на меня розоволосый.
— А чего это ты так беспокоишься об общественном мнении?— ехидно ухмыляюсь.
— Мне на него плевать. Просто ты задела мою мужскую гордость.
Еще раз обдумав, правильное ли я приняла решение, достаю мобильник и быстро набираю номер Лои. — Лоя? Это Люси. Помнишь того парня, про которого я говорила, что он…ну… ,— Нацу нахмурился и раздраженно начал ходить взад вперед передо мной.— Да. Так вот, я пошутила. Нет, правда. Передашь остальным? Хорошо, спасибо.
— Я выполнила свою часть сделки,— уже обращаясь к парню.
— Отлично!— выдохнул тот и направился обратно в кафе.
Он меня совсем за дуру принимает? Схватив его за шарф, тем самым чуть не задушив, я резко дернула парня на себя.
— А что на счет тебя?
— Ты решила меня задушить, чтобы не оставлять свидетеля?— возмущенно накинулся на меня Нацу, поправляя шарф. И уже спокойнее добавил.— Можешь не беспокоиться, свои обещания я всегда выполняю.
Пришлось скептически хмыкнуть и поверить.
Леви терпеливо ждала нас за столиком, давно выпив свою (заодно и мою) чашку кофе.
— Леви, прости, но мне пора домой,— понимаю, что если мы втроем еще немного посидим за одним столиком, то кое-кто мог узнать обо мне все, что угодно и я бы этого кое-кого точно прибила.— Тебе заказать такси?

— Нет, за мной должна приехать машина,— и в подтверждение ее слов на улице коротко прозвучал гудок.— Только что звонил отец, какие-то семейные проблемы…
Мы обнялись и ободряюще друг другу улыбнулись. Уже уходя, подруга в последний раз меня подставила:
— Нацу, проводи Люси до дому! А то к ней постоянно кто-нибудь пристает…
— Только попробуй,— сразу ощетинилась я, отходя подальше от Нацу.— Вдруг ты еще и за это деньги потребуешь…
— Какая ты проницательная!— восхитился парень.
Мы вместе вышли из кафе, но расходиться не спешили. Дул прохладный ветер, заставляя поежиться и поплотнее засунуть руки в карманы куртки. Повсюду куда-то спешили люди, дороги были заполнены рядами машин, и, глядя на все это, невольно мечтаешь оказаться в тихом, безлюдном месте...
— Гав!
Очнувшись от своих мыслей, осторожно поворачиваю голову в сторону, моля, чтобы это была не та собака. Лохматый пес быстро приближался к тому месту, где я застыла, как изваяние.
— Только не это,— тихий стон с моей стороны. Незаметно прячусь за спину Нацу, напрасно надеясь, что пес сюда не доберется.
— Ты чего?— подозрительно посмотрел на меня парень.
— Собака… Она меня преследует…
Нацу огляделся и затем неожиданно радостно воскликнул:
- Хэппи! Иди ко мне, мой мальчик!
— Это что, твоя собака?— начинаю потихоньку злиться.
— Это мой друг,— не замечая моего настроения и нежно поглаживая довольного пса, ответил Нацу.— А что?
— «А что»?— передразнила парня.— А то! Ты ему хоть раз объяснял, что на людей бросаться нельзя? Сегодня утром этот пес увязался за мной и чуть не загрыз!
— По-моему ты преувеличиваешь,— нахмурился розоволосый.— Хэппи добрый, и если он пошел за тобой, то просто хотел поиграть…
— Поиграть?!— я чуть ли не вопила от возмущения.— Да он меня на дерево загнал и так лаял…
— Постой, на какое дерево? Это не то дерево в парке… Так этим желтым пятном была ты?!
Минут пять Нацу сгибался пополам от смеха, даже не пытаясь его скрыть. Обиженно фыркнув, я пнула его. Не сильно, но чтобы синяк остался.
— Надеюсь, мы больше ни разу не увидимся,— развернувшись на каблуках, быстро пошла в сторону дома, еще некоторое время, слыша его немного заразительный смех.

«Люси, не забудь, что на следующей неделе у нас церемония посвящения! Я заеду за тобой, чтобы ты как всегда не опоздала. Леви».
Бросила мобильник на кровать. Меня не столько волновало то, что через неделю я буду полноценной студенткой университета, сколько тот факт, что Нацу видел меня утром в парке на дереве. «И за что мне это?»— грустно вздыхаю и принимаюсь за приготовления ужина.

Третья встреча


Звук тихих шагов… Холод одиночества…

Бывают такие моменты, когда чего-то очень хочется. Нестерпимо и чтобы прямо сейчас. Мне хотелось пиццы. Обжигающе горячей, с сладковато-острым соусом… И как истинно богатая девочка, я не смогла не уступить своему желанию. Пиццу заказала на дом и с минуты на минуту ожидала ее прибытия. Звонок в дверь дал мне надежду, что вечер перед посвящением я проведу у телевизора с пиццей в руках.
— Ты что, меня преследуешь?— хмуро интересуюсь у стоящего на пороге парня.
— Спасибо за заказ… О!— опомнился Нацу, удивленно посматривая то на меня, то на листочек в руках.— Так вот где ты живешь!
«Надеюсь, мы больше ни разу не увидимся»— хотя я и сказала это, судьба явно проигнорировала мои слова. Всю следующую неделю мы сталкивались в самых неожиданных местах: на мусорке, в хозяйственном магазине и даже просто на улице. А теперь еще и у моего дома.
Возле ног парня сидел Хэппи, которого я не сразу приметила, а когда мы с ним встретились взглядом, он приветливо помахал хвостом.
— Ты будешь есть пиццу одна?— нагло заглянув через мое плечо, Нацу оглядел часть квартиры.— Может составить тебе компанию?
— То есть ты хочешь подзаработать денег и тут же бесплатно поесть?— решаю уточнить у него.
— А ты не так глупа,— одобрительно улыбнулся паршивец.
— Спасибо за доставку.
Дверь захлопнулась прямо перед его лицом (ну и мордой Хэппи). При этом я не забыла быстро сунуть деньги парню в руки.
Мне удалось донести пиццу аж до самой кухни – в дверь снова позвонили.
— Ну что еще...
— Твой заказ был последним,— меня мягко, но уверенно подтолкнули вглубь квартиры.— Мы с Хэппи сегодня много работали, устали и проголодались. Тебе что, жалко кусочек пиццы для нас?
В глубине души понимаю, что кричать и указывать на дверь бесполезно. Еще и пес смотрит на меня таким жалостливым взглядом…
— Один и кусочек, и вы отсюда уходите, старательно забывая мой адрес,— ткнув пальцем в Нацу, стараюсь сделать грозное лицо.
— Да, да,— парень уверенно нашел кухню и теперь на пару с Хэппи чем-то увлеченно шуршал в холодильнике.
В холодильнике?
— Кто-то вроде говорил про один кусочек пиццы?— безжалостно тяну парня за шарф. А что, удобный способ привлечения внимания. И, главное, эффективный!
— Ты что, и, правда, думаешь, что я наемся одним куском?!— тут же возмутился розоволосый наглец.
Так и знала… Когда я закончила готовить третье блюдо, которое, кстати, предназначалось для Хэппи, в мою голову залезли неприятные мысли типа: «Почему это я должна переводить свои продукты на каких-то обормотов?» и «Что сейчас там делает Нацу?». Звуки, доносящиеся из гостиной (и по совместительству моей спальни) означали, что некто очень наглый сейчас развалился на моем диване и смотрит телевизор.
Поставив перед собакой чашку с едой, направляюсь в комнату, дабы надавить на совесть незваного гостя и все же насладиться остатком вечера в одиночестве.
— Итак, ты поел, отдохнул, теперь не пора ли…— парень лежал на диване, расслабленно раскинув руки и закрыв глаза.— Только не надо притворяться спящим…
Только этого мне не хватало! Медленно и осторожно подхожу к мирно спящему Нацу, не зная как поступить – разбудить и с криком выпнуть его за дверь или… Нет, Люси, никаких «или»!
Рядом к дивану подошел Хэппи. Ласково ткнув носом в мою ладошку, он устроился на полу поближе к хозяину. Его глаза укоряющее смотрели на меня, как бы говоря: «Ну что ты, дай ему немного поспать». И я сдалась. Нет, уступила под напором этого взгляда. Повезло тебе Нацу, что у тебя такой друг…

Утро началось с нелюбимого звона еще более нелюбимого будильника. Но вставать надо – через час, секунда в секунду приедет Леви и застанет картину маслом – парня в моей холостяцкой квартире. И прежде чем умыться и вообще привести себя в порядок, подбегаю к дивану, чтобы растормошить Нацу. Но диван был пуст. Как и кухня, и ванная. Подтверждением, что гости у меня все же были, осталась только дверь, плотно прикрытая, но не закрытая на ключ.
Леви была возбуждена до предела. Она то приникала к окну машины, то вдруг начинала тормошить меня со словами: «Это не сон! Мы теперь студентки самого престижного университета!» Ее радости я особо не разделяла, но чтобы не огорчать подругу, вынуждена была улыбаться.Огромное по площади, белое здание вызывало ассоциации с дворцом. У входа останавливались машины известных марок, что означало – этот университет создан только для элиты. Скривившись, как от зубной боли, выбираюсь из машины. Меня тут же осматривают, прикидывая, чье я дитя и какую выгоду можно получить от дружбы со мной. Одним словом – элита.
Вот почему я не хотела сюда поступать. Общество здесь ничем не отличалось от общества, где я родилась и выросла. Здесь любое отступление от предписанного этикета встречается с враждебным недопониманием. Сотни глаз повсюду следят за всеми твоими действиями и, если найдется хоть какой-то изъян – сплетен и насмешек не оберешься. Каждый день жить под напряжением и стараться делать все безукоризненно. Расслабляться нельзя. Это общество похоже на первобытное племя – за любую слабость тебя съедят и даже не подавятся. Здесь ты не можешь быть собой, ты должен надеть маску безразличия и смотреть на всех с вершины своего личного пьедестала. Вот что представляло собой светское общество. И вот почему я так не хотела, чтобы Леви поступала сюда вместе со мной. Эта жизнерадостная, неугомонная непоседа просто не вписывалась в скучный и враждебный к таким личностям университетский мир.
— Вам чем-нибудь помочь?
Перед нами стоял высокий брюнет с темными, почти черными глазами, в которых плескалось столько высокомерия и презрения, что любой, кто ловил его взгляд на себе, невольно поеживался от холода. Мне был знаком такой тип людей. Похожих на моего отца.
Было заметно, что спросил он чисто из вежливости, гадая с кем он сейчас имеет дело и, опять же, какая выгода будет ему от такого знакомства.
— Не стоит себя утруждать,— бросаю холодно и резко, давая понять, что его внимание мне вовсе не в радость.
Леви тем временем непонимающе и удивленно озиралась вокруг, видно, ожидая увидеть совсем другую картину студенческой жизни.
— Люси, здесь что, кто-то умер?— во весь голос удивляется подруга, привлекая всеобщее внимание. И тут же обращается к брюнету.— Какие-то тут все притихшие и мрачные… Тут ничего такого не случилось?Парень на несколько секунд теряет свою маску, показывая признаки удивления. Его замешательство длилось недолго, холодная улыбка скользнула по губам, которые явно хотели сказать какую-то колкость. Ну уж нет, подругу в обиду я не дам!
— Идем, Леви, я все объясню тебе по дороге,— тяну голубоглазую за собой, не оставляя брюнету шанса для ответа.
Объяснение вышло долгим. Леви никак не хотела признавать, что попала в самый скучный университет в мире.
— Скажи, что это не правда!— стонала МакГарден.— А я так надеялась весело провести время… Может заберем документы и…
— …меня оставят без квартиры и долгожданной свободы от присмотра отца,— заканчиваю мысль за подругу.
Леви тяжело и протяжно вздыхает, всем видом показывая свое недовольство. Незаметно улыбаюсь.
— Все не так плохо. К счастью, у тебя есть я.
— Это точно,— улыбается подруга и мы спешим пройти внутрь здания.


Восемь часов нудных лекций тянулись настолько медленно, что казалось, прошла вечность, прежде чем мы покинули здание университета. От машины отказались, изъявив желание прогуляться пешком.
— Люси, это он!— Леви неожиданно резко остановилась, крепко стиснув мою руку и глядя куда-то вперед.
Проследила за ее взглядом и чуть вздрогнула. На другой стороне дороги стоял весьма приметный парень – возле бровей и носа пирсинг, в ухе я насчитала около трех сережек, одет в жилетку и потертые джинсы. Больше всего внимания привлекали волосы – черные, как смоль, длинные и густые, они топорщились во все стороны, создавая образ ощетинившегося ёжика. «Нет, не ёжика,— мысленно поправила себя.— Большого ёжика. Как же его зовут? Ах, да, дикобраза!»
— Леви,— неуверенно произношу, придумывая, как бы помягче поделиться с подругой своими впечатлениями.
— Правда, он классный?!— глаза МакГарден радостно блестели, а на щеках появился едва заметный румянец.
— А… Да…
Наблюдая, как Леви стремительно пересекает дорогу и с налету берет приступом парня, мысленно усмехаюсь. Бедный парень еще не знал, какое счастье ему привалило. «А они неплохо смотрятся»,— невольно мелькнула мысль в голове.
А вот мое несчастье уже ожидало меня дома, нетерпеливо наматывая круги по всей моей квартире.
— Явилась!— вместо приветствия воскликнула розоволосая «неприятность».— И где ты так долго была?
— Волнуешься?— польщено улыбаюсь, стягивая туфли в прихожей и ласково поглаживая сунувшегося ко мне Хэппи.
— Конечно волнуюсь,— утвердительно кивает парень. И следующими словами все портит.— Волнуюсь, что мы с Хэппи сегодня останемся голодными.
Хам. Я тут понимаешь ли пришла уставшая после учебы, а он мне предъявляет, что я его не кормлю. Так, стоп.
— Как ты оказался у меня дома?— медленно озвучиваю пришедшую мне в голову мысль и грозно наступаю на Нацу.
— Ключи. Я сделал дубликат,— показывая два ключа с брелком, пояснил наглец, совсем не замечая нависшей над ним бури.— Так мы сегодня будем есть?
Попытка задушить этого гада в корне обернулась неудачей. Нацу ловко уворачивался от протянутых к его шее рук, при этом умудряясь на бегу интересоваться как у меня дела и где я пропадала весь день. Под ногами мешался весело лающий Хэппи, воспринимая все мои действия как игру, и, вскоре, я устало плюхнулась на диван.
— Так как на счет ужина?— осторожно выглянул из-за кресла розоволосый негодяй.
— Черт с вами, сейчас приготовлю.
На борьбу с незваными гостями сил уже не было, поэтому немного повздыхав, поплелась на кухню, предварительно успев кинуть тапочкой в Нацу.

Четвертая встреча


Крепкое дружеское плечо… И ободряющий след на щеке…

Горячая ванна всегда успокаивает и дает чувство расслабленности. У меня выдалась тяжелая неделя, которая вымотала все мои нервы, силы и пошатнула мое душевное равновесие.
Первой причиной являлся Нацу. Несколько дней подряд я пыталась незаметно стащить у него ключи от моей квартиры. То ли у меня было недостаточно опыта в таком деле, то ли парень умело их прятал – все попытки увенчались полным крахом.
Следующим по списку был Хэппи. Этот пес оказался на удивление сообразительным и ни в какую не соглашался есть собачий корм, предпочитая питаться тем же, что и его хозяин. К тому же он повадился бесстыдно подглядывать за мной в ванной, подбивая на это Нацу (не спрашивайте меня каким образом). В конце концов, мне пришлось пригрозить этой наглой морде, что я посажу его на трехразовое питание – понедельник, среда, пятница. Угроза действует вот уже четвертый день.
Последним, кто вконец разрушил всю мою тихую, мирную жизнь, был мой отец. А случилось это таким образом…
Очередной скучный день в университете. Очередной раз мы с Леви идем в столовую, оживленно обсуждая последнюю тему на лекциях. Как обычно занимаем столик у окна и тут…
— Мне нужна Люси Хартфилия!— громкий и холодный голос был отдаленно знаком.
Высокий брюнет медленно оглядел помещение. Услышав свое имя, я непроизвольно дернулась и попыталась безуспешно спрятаться за Леви.
— Она здесь!— весело помахала рукой подруга, вновь убивая меня своей искренностью.
Парень подошел ближе, окинул нас взглядом и, едва заметно улыбаясь, представился:
— Грей Фулбастер. Ваш отец попросил меня сопровождать вас по дороге в университет и обратно домой.
— Когда же он оставит меня в покое?— недовольно бурчу себе под нос, с опозданием замечая, как на нас смотрит вся столовая.
Еще бы, сам «принц» удостоил нас вниманием! Об этом парне ходило столько разговоров, что, казалось, будто он не человек, а робот какой-то! Перечислю некоторые из них: этот парень на втором курсе, но вот уже три года владеет довольно успешно развивающейся компанией по выпуску компьютерных игр; мало того, что он лучший в университете, безупречен в манерах, так еще и не помолвлен! Теперь каждая девушка мечтала отдать ему свою руку и сердце и настойчиво преследовала парня, как в учебном заведение, так и за стенами оного.
— Хорошо, я поняла,— с опозданием даю ответ, попутно закрывая рот Леви, чтобы она не сказала очередную глупость.
Так я обзавелась личным шофером, а так же весьма интересным собеседником. Грей умел поддерживать беседу, иногда даже шутил и совсем не походил на того парня, каким я его впервые встретила.
Воспоминания об университете привели к мысли, что завтра у нас контрольный тест, а мне никак не удается ответить на половину вопросов. Единственный человек, которой мог мне помочь…
— Люси, он мне изменяет!— послышался горестный шепот Леви в телефонной трубке.
Меня просто поражает способность МакГарден всегда кого-либо опережать. Только я собралась набрать ее номер и тут же получаю ее входящий звонок.
— Кто?— не сразу вникаю в суть ее слов.

— Гэзилл!— и услышав мое задумчивое сопение, подруга решила пояснить.— Помнишь парня, которого мы недавно видели?
— А-а-а…— глубокомысленно изрекаю, что-то смутно припоминая.— А с чего ты решила, что он тебе изменяет?
Далее на меня обрушился поток информации, в котором я выяснила, что Леви невероятным образом смогла вытянуть из парня его имя, следя за ним, обнаружить, где он живет и сейчас она решила узнать, где он работает.
— Я тут стою у дома, а напротив он…с какой-то девушкой!— возмущенно пыхтит подруга.— Она ему что-то говорит, а он краснеет, и глаза отводит! Люси, что мне делать?
— Говори адрес,— обреченно вздыхаю, понимая, что тест я завтра точно завалю.— Приеду и будем вдвоем думать.
Ехать оказалось недолго. Обнаружить Леви не составляло труда – она стояла на четвереньках возле небольшого красного здания, нахмуренно и сосредоточенно поглядывая напротив.
— Леви…
— Тс-с!— воскликнула шепотом девушка, приглашая последовать ее примеру и встать на четвереньки. Честно говоря, не рискнула (уж слишком короткая у меня была юбка). Единственное, на что решилась – аккуратно присесть рядом и посмотреть в ту же сторону, что и подруга.
Гэзилл был вовсе не смущен, как описывала Леви, а наоборот – нахмурен и раздражен. А рядом с ним стояла… ну если Леви назвала ее девушкой, то она была старше самого Гэзилла лет этак на десять. И эта «девушка» что-то сурово втолковывала парню.
— Послушай, во-первых, это не девушка, а женщина,— тихо поделилась своими наблюдениями, внимательно оглядываясь по сторонам.
— Ага! Значит, ему взрослых женщин подавай!— перевернула все с ног на голову голубоглазая.— А я-то думаю, что это он от меня бегает…
«Возможно, потому, что ты слишком напористая, когда дело касается отношений». Но вслух сказала другое:
— Леви, не думаю, что между ними что-то есть…
В этот момент женщина положила руку на плечо парня и подругу как ветром сдуло.
— Эй, тетя, не приставайте к моему парню!
Ой-ё. До сих пор задаюсь вопросом: как Леви удалось дожить до восемнадцати лет с таким-то характером? Подбираюсь поближе, чтобы хоть немного услышать, о чем говорит эта странная троица. К сожалению, я могла расслышать только обрывки некоторых фраз.— … совсем сошла с ума, мелкая?!
— … я все видела! Ты с ней флиртовал!
— … какая милая девчушка. Гэзилл, когда ты успел обзавестись девушкой?
— … чтобы я и с этой малявкой?!
Разговор напоминал дружескую перебранку, и я незаметно покинула место своего укрытия. Теперь за Леви можно было не беспокоиться. Зато побеспокоиться нужно было за себя. Проклятый тест не давал мне покоя, заставляя нервно крутить в руках ремешок сумочки и соображать, к кому же можно обратиться. Если только к…
— Здравствуйте, а Грея Фулбастера можно? Это Люси…Люси Хартфилия,— сделав над собой неимоверные усилия, произношу свою фамилию. – Грей…эмм…у меня завтра тест и некоторые вопросы мне не очень понятны. Не мог бы ты мне помочь? Хорошо. Спасибо.
Через пару минут я уже сижу в такси, поглядывая в окно на быстро мелькающие дома. Вечер плавно спускался на город, заставляя ярче гореть витрины магазинов.
Дом Грея ничем не отличался от моего бывшего дома – в том смысле, что был таким же огромным и … пустым. Меня уже ждали – прислуга подобрастно взяла из моих рук куртку и проводила до двери комнаты «господина».
Грей сидел в кресле и просматривал какие-то бумаги. На нем была светлая рубашка и такие же светлые брюки, что в сочетание с его темными, слегка влажными волосам (только из душа?) производили нужный эффект. Парень небрежно мне кивнул и показал на свободное кресло.— Через пару минут освобожусь,— вновь углубляясь в бумаги, сказал Грей и зачем-то пояснил.— Нужно просмотреть отчеты.
Чтобы не терять времени, деловито достаю из сумочки вопросы, ручку и карандаш. Затем пытаюсь сделать задумчивое лицо и показать, что «мыслительный процесс пошел». Минут через десять Грей отложил все бумаги и внимательно ознакомился с моими вопросами.
— Здесь неправильно,— тут же указал на мою ошибку парень.— И здесь тоже…
«Ощущаю себя реальной блондинкой»,— невольно мелькает у меня мысль.
— Ты на редкость храбрая особа,— неожиданно усмехнулся парень.
— Ты о чем?— притворяюсь непонимающей, хотя уже знаю, к чему он клонит.
— Пришла сюда одна… Не боишься последствий?— хоть брюнет и сидел довольно далеко от меня, невольно напрягаюсь.
— Нет. Я успела позвонить отцу и сказать, что еду к тебе.
Наглая ложь. И он это знал. И я знала, что он знал. Но мы оба предпочли притвориться, что так и надо. Около часа Грей терпеливо объяснял непонятные мне вопросы, а под конец предложил свою машину.
— Я лучше пешком.
— Одна? По темным улицам?
— Да.
Возникло чувство, что я должна кого-то встретить. И этот кто-то не замедлил появиться.
— И ничему-то тебя жизнь не учит,— послышался горестный вздох за спиной.— Ищешь приключения на свой третий размер?
— Откуда ты знаешь, что у меня третий?— и тут же опомнилась.— То есть, что ты тут делаешь?
— С работы,— пожал плечами Нацу, подстраиваясь под мой шаг.— Тебе тот же вопрос.
— Гуляю,— вот еще, не могу же я сказать ему правду.
Мы некоторое время шли молча. Затем мне показалось, что чего-то не хватает. Огляделась.
— А где Хэппи? Вы же с ним вроде не разлучная парочка.
— Ага. Только сегодня у него свои дела,— как-то туманно пояснил розоволосый, а затем очень странно меня оглядел.
— Что?— не вытерпела я.
Резкий рывок за руку, и вот мы куда-то бежим. Вернее, бежит Нацу, а я так, волочусь следом. «Эх, прощайте мои каблуки»,— мысленно попрощалась со своей обувью и попыталась хоть немного определить направление нашего неожиданного «путешествия».
— Прибыли,— парень остановился возле огромного, толстого дерева и начал ловко на него взбираться.
— Ты предлагаешь мне последовать за тобой? На каблуках?— скептически хмыкаю и скрещиваю руки на груди.
— Ну да,— посмотрел на меня Нацу сверху вниз. И ехидно прибавил.— Помнится, в парке я уже видел подобное зрелище.
Черт с тобой! Я залезу на это дерево только для того, чтобы скинуть этого наглого мерзавца и злорадно понаблюдать за его коротким полетом. Скинув туфли, я неуклюже уцепилась за низкую ветку и повисла на ней. Похоже, одним упрямством тут не обойдешься…
Сильная рука ловко потянула меня вверх и, вскоре, я оказалась на самой верхушке дерева, а передо мной открылся чудесный вид. Весь город был как на ладони и переливался разноцветными огнями. От такой красоты захватывало дух и хотелось что-нибудь крикнуть этому великолепию. Нацу одной рукой обвил мою талию, другой ухватился за ветку и, когда я удивленно поворачиваю голову, фыркнув, недовольно бурчит:
— Кто тебя знает, вдруг упадешь. Потом сиди, жди и голодай, когда с тебя гипс снимут.
Незаметно улыбаюсь. Так я тебе и поверила…

Пятая встреча.


Рука в руке… И сердца стук…

Незаметно прошел месяц, за который мне пришлось окончательно попрощаться с тихой, мирной жизнью. Двое наглых обжор, которых я по доброте душевной приютила в своей небольшой квартирке, постоянно поддерживали меня в раздраженном состоянии. Однако в глубине души понимаю, что если эти двое вдруг исчезнут из моей жизни, мне будет безумно их не хватать. Мне уже стало привычно каждый день ругать Нацу за испачканный стол и выговаривать Хэппи за испорченный ковер, а так же недовольно ворчать, если они приходили домой слишком поздно.
В университете дела шли намного хуже. После того, как общество узнало о моей так называемой «дружбе» с Греем, вокруг нас с Леви тут же образовалась мрачная и даже угрожающая атмосфера. К тому же меня беспокоила сама Леви – в последнее время она притихла и на все мои вопросы отвечала что-то невнятное. Похоже, с Гэзиллом у нее не ладилось…
— Люси, ты сегодня вечером свободна?— уже сидя в машине, по пути домой, поинтересовался Грей.
Задумчиво смотрю в окно, не спеша с ответом.
— Что-то не так?
— Просто у меня дома два вечно голодных…животных. И я думаю: если оставить их на весь вечер без присмотра, то по возвращению, найду ли свою квартиру в целостности и сохранности?
— Так привяжи их,— пожал плечами парень.
Мысленно представляю картину, как я привязываю к ножке кровати Нацу, а тот упорно сопротивляется. Мда… Зрелище еще то…
— Эмм… Попробую…
У меня было три часа на то, чтобы на скорую руку приготовить ужин, собраться и накраситься.

Как и предполагалось, Грей привез меня в самый дорогой ресторан, заказал самое дорогое вино и всячески за мной ухаживал. Время за приятной беседой пролетело незаметно.
— Потанцуем?— предложил мне руку Грей.
Отказываться было неудобно, да и не имело смысла. Плавные движения, горячая рука на талии, дыхание на шее… И все это абсолютно не производило на меня никакого впечатления. «Вот если бы это был Нацу…»— промелькнула у меня предательская мысль.

Тихо поворачиваю ключ в замочной скважине и осторожно приоткрываю дверь. В квартире темно. Не решаясь включить свет, на ощупь пробираюсь к ванне. На пороге обо что-то запинаюсь и с визгом и грохотом падаю на холодный пол. Когда я дрожащей рукой нащупала выключатель и кинула взгляд на предмет у своих ног…
— Н-Нацу?!..
На полу, свернувшись в клубок, лежало нечто. Нечто грязное и залитое кровью. Рядом стоял Хэппи и жалобно лизал руки хозяина. Решаюсь осторожно перевернуть парня на спину. Все лицо в крови… Вроде бы чужой…
— Хэппи, принеси полотенце с кухни,— пес тут же помчался выполнять поручение.
Тем временем снимаю с Нацу, теперь уже отдаленно напоминающие куртку, лохмотья. Взяв у Хэппи полотенце, смачиваю его в холодной воде и протираю лицо парня. Затем не сильно хлопаю по щеке. Резко открывшиеся глаза и взгляд, которым меня наградили в первые секунды, заставил невольно отшатнуться.
Ярость и… смерть. Вот что читалось в этих глазах. Нацу быстро очнулся и взгляд изменился. Но страх еще долго меня не отпускал.
— Черт!— сквозь зубы простонал парень, пытаясь подняться.
— Интересно, как тебя угораздило?— произношу это равнодушным тоном, в душе надеясь на его откровенность, и предлагаю руку для опоры.
— Упал с лестницы,— недовольно буркнул Нацу, все же принимая помощь.
— Ага, попутно подставляя лицо под чей-то ботинок сорок второго размера и руки подо что-то колюще-режущее,— показываю на характерный отпечаток на лице и порезах на руках.
Молчит. Сердито сопит и смотрит в сторону. Ладно, Люси, главное живой, а подробности потом узнаешь. Возможно.
— Давай, раздевайся и в душ.
Удивленный взгляд и знакомая хитрая усмешка.

Даже не представляла, что буду испытывать такую бурю эмоций, находясь в одной ванной комнате с голым мужчиной. Ну и что, что нас разделяла ширма для ванны? Я, между прочим, все прекрасно слышу и фантазия у меня здорово развита!
— Ты здесь?— Мокрая розоволосая голова выглядывает из-за шторки.
Протягиваю ему два полотенца – одно он обернул вокруг бедер, другим попытался вытереть голову.
— Дай сюда,— отбираю полотенце и сама вытираю его мокрые волосы.
После этого, тут же в ванне, обклеиваю его с ног до головы пластырем и забинтовываю правую руку.
— Идти можешь?
— Не совсем уж я такой немощный!— возмущенно фыркает Нацу и в опровержение своих слов, от слабости прислоняется к стенке ванной.
— Угу,— насмешливо улыбаюсь я, подставляя свое хрупкое плечо.
В первый раз позволяю кому-то посягнуть на мою личную территорию – большую спальную кровать. Причем, сама же уложила туда Нацу, прикидывая, что на диване, в таком состоянии, он придет в себя не скоро. Хэппи ложится тут же на полу. Ладно, хоть не полез на кровать, а то не избежал бы моего хозяйского гнева!
— От тебя пахнет вином и мужским одеколоном,— внезапно произносит парень.— Поэтому, я не буду спрашивать, где ты была вечером…
Молча, закрываюсь в ванной. Какое-то странное чувство вины гложет изнутри. С чего бы? Он мне не муж, даже не мой парень! Мне что, уже нельзя провести вечер вне дома? Тем более я не делала ничего такого… И чего это я оправдываюсь?!
Сегодня мне предстояло провести ночь на неудобном диване. И как на нем спит Нацу? Кстати, как он там?
Пробираться в темноте к парню было неудобно. То не вовремя наткнусь на стул, то наступлю на Хэппи… Однако, мерное дыхание Нацу давало понять, что весь мой «громкий» путь от дивана до кровати парня нисколько не потревожил. Осторожно трогаю лоб. Не горячий – значит жара нет. Поддавшись внезапному импульсу, касаюсь губами его щеки и тут же спешу обратно на диван. Глупая Люси! А если бы он проснулся?!

На счастье Нацу, следующие два дня были выходными. И к моему несчастью, все эти выходные дни я провела в роли прислуги. Приготовь кушать, принеси журнал, включи телевизор, поправь подушку, прими с ним душ… На последнем заявлении парень заработал огромную шишку и долго дулся. Хэппи проявлял намного больше рвения, чем я и, как мог, старался во всем угодить хозяину.
В понедельник Нацу надо было на работу, но слабость еще присутствовала и я пригрозила ему, что если он сделает шаг за дверь, ему грозит недельная голодовка.
День в университете должен был пройти так же, как и обычно. Мы с Леви ненадолго разошлись – она хотела что-то уточнить у преподавателя, я же – сходить в туалет и немного поправить макияж. Кто же знал, что именно женский туалет станет полем битвы?
Их было четыре. Четверо девушек-второкурсниц. Со словами: «Больше не смей приближаться к господину Грею!», мне устроили познавательный курс «как надо царапаться» и «как надо вырывать волосы соперницам».
Домой я приехала на такси. Сразу же после драки. А что, мне в таком виде прикажете идти на лекции?!

— Ого! Какая ты «красивая»!— присвистнул Нацу.— А что случилось?
— Упала с лестницы.
Мой красноречивый взгляд, мол: «Не задавай вопросов, и без тебя тошно», позволил ненадолго побыть в тишине. Когда душ был принят, а все царапины старательно замазаны йодом, я устроилась на том месте, где три дня провалялся Нацу, и попыталась отдохнуть. Подошел Хэппи и молча, уткнулся мордой в мою раненную руку. Погладила его по голове – надо же кому-то приятное за сегодня сделать…
— Может, ты кушать хочешь?— осторожно интересуется парень.
Прислушиваюсь к своим ощущениям и чувствую, что желудок неприятно сводит – с утра во рту ни крошки.
— Хотелось бы…
— Так я сейчас, мигом приготовлю!
— Что? Нет! Нет, Нацу!
Звуки падающей посуды и нецензурное выражение, заставили меня слезно попрощаться со своей кухней. А запах гари через несколько минут – мысленно поставить ей памятник.
В дверь неожиданно позвонили и Нацу, без всяких задних мыслей, распахивает дверь. Вытянув шею, пытаюсь рассмотреть незваного гостя. На пороге стоял Грей...

Шестая встреча


Невыносимо нежно и приятно… И путаются мысли в голове…

— Ты кто?— одновременно задали вопрос Нацу и Грей.
— Грей, это Нацу. Нацу, это Грей, мы учимся в одном университете, поэтому пропусти его.
Розоволосый недовольно посторонился, пропуская гостя.
— Тебя не было в университете весь день,— начал было говорить брюнет, подходя к кровати. Но, заметив мой внешний вид, пораженно остановился.— Что случилось?
Хмм… Сказать правду или ответить так же, как Нацу?
— Упала с лестницы… В университете,— с нажимом на последнее слово нагло вру.
Грей был не глуп и сразу сообразил, откуда на мне царапины.
— Я завтра разберусь с этими… лестницами.
Нацу нахмуренно прислонился к косяку, понимая, что мы чего-то недоговариваем, но, тем не менее, не вмешивался в наш разговор. Хэппи каким-то образом оказался между моей кроватью и гостем, подозрительно следя за парнем и не подпуская его ближе ко мне.
Грей больше ничего не спросил, только напоследок бросил:
— Не знал, что ты живешь с парнем…
И что я могла ответить?! Пришлось промолчать.
Через несколько минут после ухода Фулбастера, в дверь вновь позвонили.
— Если это твой очередной ухажер…— недовольно проворчал Нацу, открывая дверь.
Но на пороге обнаружилась Леви. Не заметив парня, она тут же подлетела ко мне.
— Люси! Как это произошло?! И желательно во всех подробностях!
Вот нет, чтобы посочувствовать подруге, ей подробности подавай! Про лестницу как-то врать не хотелось, а правду рассказать – Нацу точно засмеет.
— Леви, давай потом? Я сейчас устала и хочу есть. Но моя кухня в данный момент не пригодна для приготовления хотя бы чего-то съедобного…
Розоволосый паршивец, который и был всему виной, только фыркнул и куда-то засобирался.
— Ты куда?— немедленно реагирую и подозрительно осматриваю парня.
— Прогуляться.
После его ухода, пришлось все-таки рассказывать про мой «боевой» опыт, иначе Леви точно задушила бы меня своим любопытством.
— Ну, ты даешь,— восхищенно вздыхает подруга, наверное, представляя все в ярких красках.
— А с тобой что?
— Что?— притворяется непонимающей.
— Гэзилл. С ним что-то не так? Ты в последнее время только и делаешь, что вздыхаешь! Где твой напор?! Где твоя страсть?!
Впервые в жизни вижу у Леви такую улыбку. Немного грустную, с нотками печали. А глаза…
— Леви…
— Бесполезно. Сколько я не пытаюсь стать к нему ближе, он умудряется каждый раз быть дальше.
Я была немного растеряна – сейчас передо мной сидела не та веселая девушка, которая одним махом решала все проблемы.
— Я знаю, что тебе нужно сделать,— неожиданно вырвались из моих уст слова.— Тебе нужно на несколько дней куда-то переехать и перестать ходить за этим парнем. Если ты ему и правда безразлична – он ничего не предпримет, и тогда можешь смело искать себе новую любовь.
— Спасибо,— было видно, что Леви задумалась.
В это время вернулся Нацу с пакетами в руках, которые тут же поместил на меня.
— Твой ужин.
И чего только не было в этих пакетах… Мы с Леви с энтузиазмом принялись лопать все подряд, делясь впечатлениями и вкусом. Потом подруга засобиралась домой, при этом хитро шепнув мне, что-то вроде «с таким парнем время зря не теряй!». Узнаю прежнюю Леви.
— Надеюсь, это все?— было видно, что розоволосый раздражен.
— Думаю, да,— утвердительно киваю.
— Этот парень… Грей… Это с ним ты тогда провела вечер?
— С чего ты взял?— внутренне замираю.
— Запах одеколона… Такой же…
Нацу ревновал, но сам не хотел этого признавать. Скрывая довольную улыбку, решаю сменить тему:
— Хочу в туалет.
— И что ты предлагаешь?— ехидно ощетинился парень.— Донести тебя на руках, раздеть и посадить на унитаз?!
— Ну почему же, можно просто донести на руках,— охотно соглашаюсь и добавляю.— Желательно, как принцессу.
— А за шиворот и по полу?
— Бессердечный.
Пытаюсь самостоятельно подняться и даже делаю пару шагов. А затем пол неожиданно качнулся и начал странно приближаться. Но, слава богу, у Нацу все же проснулась совесть – упасть он мне не дал, и даже поднял на руки так, как я хотела. Ликовала не долго – в следующее мгновение голова встретилась с косяком двери.
— А понежнее никак?— с опаской трогаю голову. Вроде цела.
— Никак,— буркнул Нацу, наверное, все же ощущая за собой вину.
Меня доставили прямо до «места».
— Ну, и чего стоишь?— мне что, придется делать свои дела при нем?!— Как закончу, я тебя позову.
Парень пожал плечами и вышел. Однако, кое-кто остался…
— Хэппи, может, ты отвернешься?— не знаю почему, но пса я тоже стеснялась.
Хэппи все понял и тактично повернулся ко мне спиной. Наконец, удобно располагаюсь. Кидаю взгляд вниз. Потом еще раз… Не может быть! Почему именно сейчас?!
— Эмм… Хэппи… Не мог бы ты принести вон с той нижней полки пачку са… салфеток.
Пес выполнил поручение и снова отвернулся.
— Ты там скоро?— раздался нетерпеливый голос парня.
— Уже все.
К несчастью, не успеваю спрятать пачку от любопытного взгляда розоволосого.
— Это что?— и вглядевшись в форму и название, Нацу круглыми глазами смотрит на меня.— Прокладки? Люси, у тебя что, ЭТИ дни?! Да ты, наверное, всю кровать испачкала!
И, выскочив из туалета, парень рванул проверять свою мысль. Мы с Хэппи переглянулись.
— Скажи, как можно быть таким бесстыдным?
Пес прикрыл лапой глаза, мол: «Сам в шоке».

Около полуночи меня разбудил какой-то неясный шум. Чуть приоткрыв глаза, от неожиданности, еле сдерживаюсь, чтобы не вздрогнуть. Лицо Нацу было настолько близко, что я ощущала его дыхание. Парень внимательно вглядывался в мое лицо и осторожно провел пальцами по синяку на скуле. Потом взял мою руку, всю покрытую царапинами и… начал нежно, едва уловимо целовать каждую ранку. Теплая волна прокатилась по телу, заставляя сердце биться сильнее. Мне нестерпимо хотелось погладить его по волосам... Нельзя. Только все испорчу. Перед тем, как уйти к себе на диван, Нацу легко коснулся моих губ и погладил по щеке.
Утро ознаменовалось приходом Леви. С двумя чемоданами и сумкой.
— Люси, я обдумала наш вчерашний разговор и решила, что лучше всего пожить у тебя.
Похоже, у меня пополнение нахлебников…
Мне хватило около двух дней для восстановления своего физического состояния. На третий, Леви вытащила меня на вечернюю прогулку.
— Как сегодня тихо,— улыбнулась подруга, поглядывая по сторонам.
Мы медленно брели по парку, в котором я когда-то бегала от Хэппи.
— Леви, насчет Гэзилла…
И тут нас окружила толпа парней…

— Я же сказал, привести только блондинку!— лидер напавших на нас ребят был весьма не дурен собой, только вот взгляд у него был злой и отталкивающий.
— Так… Эта девчонка не хотела уходить. Пришлось ее «успокоить» и тащить с собой,— оправдывался один из ребят.
Главарь раздраженно нахмурился и кинул мрачный взгляд на Леви, которая была без сознания.
— Предупреждаю сразу,— стараюсь говорить спокойно.— Если тронете мою подругу – пожалеете…
Мои слова присутствующие восприняли, как шутку.
— Нам не нужна твоя подружка,— присел передо мной красавчик с холодными глазами.— Нам нужна ты, крошка.
— Для чего?
— Ты ведь девушка Нацу, не так ли?
— Вот еще!— возмущаюсь искренне.— Чтобы я стала девушкой этого идиота?!
— Ну-ну, не надо так яростно отрицать. Мы все знаем: и как он у тебя живет, и что он обязательно за тобой придет. А этого-то нам и надо – у нас с ним остался один незаконченный разговор.
— Погоди,— вдруг что-то припоминаю.— Кто-нибудь из вас носит ботинки сорок второго размера?
— Я,— немного удивленно отвечает главарь банды.
— Так значит, это вы тогда напали на Нацу?
— Какая догадливая малышка. Что, если нам немного поразвлечься, пока мы ждем твоего парня?
— Он не мой…
— Вам, ребятки, походу жить надоело,— в пустом ангаре, куда нас принесли связанных по рукам и ногам, голос Нацу раздался необычайно громко.
— Что за пафос?— накинулась я на парня.— И почему так долго? Бегать разучился?
Меня нагло проигнорировали.
— Смелый, раз пришел сюда один,— лидер «плохих ребят», наконец, отпустил меня и обратил свой взор на Нацу.
— С чего ты взял, что я один?— усмехнулся розоволосый.
Вы когда-нибудь видели, как дерется тигр? Грациозно, молниеносно, беспощадно. Именно так дрался Нацу.
— Эй, эй, эй,— забеспокоился главарь и тут же, притянув меня к себе, приставил нож к моему горлу.— Не так резво, парень. Иначе твоя подружка…
Сзади налетел Хэппи и вцепился парню в руку с ножом. Не растерявшись, я добиваю его коленом в солнечное сплетение. Освободившись от веревок, замечаю, как на Нацу сзади нападает парень с арматурой. Нет… Пожалуйста, только не это!
Серая тень скользнула за спину розоволосого, и нападающего отнесло к стенке.
— Гэзилл?— не верю своим глазам, поэтому спешно их протираю.
Однако черноволосый не спешил исчезать, а так же, как Нацу и Хэппи, с азартом вступил в драку. Вот если бы Леви это видела… Кстати, Леви! Спешно пробираюсь к подруге и развязываю веревки. Ну же, подруга, очнись!
Неожиданно наступившая тишина заставила меня оглядеться. Стояли только трое – Нацу, Хэппи и Гэзилл. Остальные лежали.
— А ты что тут делаешь?— подозрительно покосился на Гэзилла Нацу.
— Я так… Кое-что потерял,— неопределенно пожал плечами парень и осторожно взял на руки Леви.
— И куда ты с ней собрался?— я уже пришла в себя и трезво смотрела на мир.— Будет лучше, если отнесем ее ко мне.
Один из лежащих приподнялся, и мы услышали голос лидера:
— Ничего другого я не ожидал от…— как он назвал Нацу, я не расслышала, но розоволосый вдруг дернулся, как от пощечины.
Затем мы покинули негостеприимное место.

Седьмая встреча


Непонимание и обида… И тут же страстный поцелуй…

С удивлением отмечаю, что с каждым разом народу в моей квартире прибавляется. И почему-то всем надо побывать в моей многострадальной кухне. В данный момент там находились Леви и Гэзилл, которые спокойно пили чай и о чем-то тихо разговаривали.
— Спорим, что через три минуты она вскочит со своего места и убежит,— тихо произнес Нацу, так же как и я, внимательно следя за этой парочкой.
— Ничего подобного!— от возмущения даже повышаю голос.
Мы сидели в гостиной, где я бинтовала руки Нацу.
— Вот увидишь, так и будет.
Неожиданно Леви вскакивает со своего места, что-то кричит и убегает. Через несколько секунд, за ней убежал Гэзилл.
— Как ты это подстроил?— с холодной яростью душу парня его же шарфом.
— Ничего я… Пусти-и…
Хэппи, обеспокоенный цветом лица своего хозяина, ласково лизнул меня в щеку. Как всегда, везет тебе Нацу…
— Я уже достаточно хорошо изучил твою подругу, чтобы предсказать ее действия,— парень немного отодвинулся и настороженно следил, как я продолжаю бинтовать его руку.
Эх, Леви, Леви…

***
Маленькая девушка, задыхаясь, неслась по улице. Слезы ручьями бежали по щекам, заставляя шмыгать носом. Сильная рука крепко сжимает ее хрупкое плечо, прислоняя девушку к стене какого-то дома.
— Пусти,— закрывая свободной рукой лицо, пытается вырваться Леви.
— Нет.
— Зачем ты пришел? Я же тебе не нравлюсь!
Молчание со стороны парня еще сильнее заставляет ее плакать.
— Ты слишком взбалмошная и непослушная,— медленно, словно сам не веря, что говорит это, начал черноволосый.— Слишком напористая и неуклюжая…
— А…
— Рядом с тобой я чувствую раздражение и что-то еще необъяснимое.
— Но…
— Но это не значит, что ты мне не нравишься.
Слезы мгновенно высохли. Не веря своим ушам, Леви осторожно поднимает голову и всматривается в лицо стоящего перед ней парня.
— Правда?
— Угу.
Маленькая ладошка скользнула по щеке. Удивленный взгляд. «Теперь-то уж точно не отделается от меня!» Легкое соприкосновение губ… и слова больше не нужны…

***
— Спорю на твой обед, что они окончательно расстанутся,— Нацу нагло развалился на моей кровати и лениво просматривал какой-то журнал.
— Спорю на твой обед, что они сейчас помирились и через полчаса Леви позвонит, чтобы сообщить об этом?— расчесывать шерсть Хэппи оказалось делом не простым.
Леви позвонила минут через пятнадцать, после своего внезапного ухода.
— Мы вместе! Он мне признался!— парень, услышав это, горестно вздохнул. А подруга продолжала.— Это было так…так романтично! Кстати, я забыла у тебя свои вещи, не могла бы ты их мне привезти?
— Что там насчет твоего обеда?— победоносно улыбаюсь, попутно вызывая такси.

Прошло около двух дней, после нашего с Леви «похищения». Я вновь начала посещать университет. Слышала слухи, что четыре второкурсницы были отчислены. Оперативно Грей работает…
— Удели мне хотя бы день своего внимания!— в данный момент пытаюсь уговорить Леви прогуляться со мной куда-нибудь.
— Люси-и, ну не могу я! Если хоть на день оставлю Гэзилла без присмотра, его могут увести!
— Кто?
— Вчера вот, например, когда мы гуляли, к нему две девушки подходили знакомиться. И при этом нагло называли меня «младшей сестренкой»!
Вздыхаю. Придется использовать козырь.
— Леви, а как на счет парка аттракционов?— и, чтобы подруга не посмела отказаться, показываю ей два билета.
— Точно! Парк аттракционов!— воскликнула МакГарден, не замечая билетов в моих руках.— Вот куда надо позвать Гэзилла, ему там точно понравится!
Я представила глупо улыбающегося Гэзилла, катающегося на каком-нибудь аттракционе и мне стало страшно. Сначала смешно. Потом страшно. Что он сделает с Леви, если той вдруг взбредет в голову заснять на камеру его таким?!
Было немного обидно. И что мне теперь делать с этими билетами? Перед глазами всплыла розоволосая голова и серо-зеленые глаза. А это идея!
Вечер для меня длился целую вечность. Наворачивая десятый круг по квартире, наконец, слышу шаги возле двери.
— Нацу!
— Чего?— тут же насторожился парень, входя в квартиру.
Хэппи выглянул из-за ног хозяина и тоже ко мне присмотрелся. Ну да, я была эффектно одета. Ну да, была ярко накрашена. Ну да, в квартире даже и не пахло ужином.
— Моральный ущерб,— нагло заявляю, обвиняющее ткнув пальцем в Нацу.— За то, что ввязал меня в свои дела, требую возмещения морального ущерба!
— И в каком размере?— еще более подозрительно сощурился розоволосый, нащупывая ручку двери.
Смыться надумал? Не выйдет, дорогуша! Я хоть и на каблуках, а бегаю быстро!
— Пойдешь со мной в парк аттракционов – все прощу. Даже разрушенную кухню.
Этого было достаточно для его согласия. Знает ведь, паршивец, что за кухню могу любого порвать, погрызть и поцарапать.

Мы шли по летнему, вечернему городу. Было шумно и многолюдно, поэтому, чтобы не потеряться, я цепко держала рукав джинсовки Нацу (или попросту держала, чтобы он не посмел сбежать). Хэппи мы оставили дома, на что пес долго ворчал и только после уверения, что по возвращению, я приготовлю все его любимые блюда, Хэппи ткнул меня носом в ногу. «Идите, идите уже»,— читалось в его взгляде.
— Ну, и куда пойдем?— с какой-то непонятной для меня опаской проворчал парень.
— Горки!— тут же загораюсь и тащу Нацу к небольшой очереди.
Ощущения незабываемые! То быстро летишь вниз, то взмываешь вверх. Мне хватило только взгляда, брошенного в сторону своего соседа.
— Нацу, тебе что, плохо?!
— Не-е-е…
— Я же вижу, ты весь зеленый!
— Может, это у меня природный оттенок…
— Хватит притворяться! Если не переносишь такое, почему сразу не сказал?!
В ответ раздалось что-то нечленораздельное.
— Ну, потерпи, еще три круга осталось!
— Спасибо, утешила.
После горок, предложила пойти на колесо обозрение.
— Долго еще будешь смеяться?— насупился Нацу, заметив, как я подозрительно уткнулась в угол сидения и еле сдерживаю приступы смеха.
— П-прости,— утираю набежавшие слезы.— Просто, как вспомню твое лицо тогда…
Хихикаю. Нет, ну а что я могу поделать?
Это было неожиданно. Как…как гром посреди зимы или снег посреди лета. Эти горячие, властные губы лишали воли, и невольно где-то терялся рассудок. Непроизвольно обвиваю шею руками. Еще. Хочу еще.
— Теперь у тебя губы опухли, лицо раскраснелось, и прическа растрепалась,— довольно перечислил все мои недостатки Нацу.
И это он заявляет мне, после того, как сам накинулся и чуть ли не развратил невинную девушку! До земли оставалось немного, а ведь так хотелось ударить этого наглеца! Эх, и даже не посмотрела с вершины, какой откроется вид на город… Но, чтобы еще раз сделать круг с этим извращенцем – ни за что!

На обратном пути Нацу приспичило куда-то зайти.
— Там такие обалденные блюда готовят!
Ревниво фыркаю. Неужели даже лучше, чем я? Небольшой, уютный ресторанчик отчего-то сразу мне понравился.
— Нацу, мелкий прохвост!— раздался басистый голос.— Ты где пропадал?
Кто бы мог подумать, что такой голос соответствует невысокому старичку с добродушным выражением лица, испещренного мелкими морщинками. Взгляд его темных глаз удивленно остановился на мне.
— А это что за красавица? Неужели твоя…
— Нет,— категорично заявили мы оба.
Насмешливая улыбка старика. Не поверил.
— Ну, проходите, садитесь, садитесь!— захлопотал он возле нас.— А Хэппи где?
— Он дома,— будничным тоном заявил Нацу.
— У меня дома,— поправила я его.
— Я же тоже там живу,— возразил парень.
— Только потому, что я не могу отобрать у тебя ключи от своей квартиры.
— Еще бы. Между прочим, я тебя уже несколько раз спас от плохих парней…
— Ага, в первый раз обчистив карманы, а ко второму разу я даже не причастна!
Мы так увлеклись нашей перепалкой, что не сразу заметили, как стол потихоньку заполняется аппетитно пахнущими блюдами.
— На время заключаю с тобой перемирие,— живот голодно урчал, и мне пришлось сменить тактику. А то знаю я этого мерзавца – начнет вредничать, и в итоге я останусь голодной.
— Принимается,— припоминаю, что вечером его не кормила и сейчас парень такой же голодный, как и я.
— Да вы прямо как парочка молодоженов,— старик уселся рядом и с удовольствием смотрел, как мы активно поглощаем принесенную еду.
— Угу,— мы были согласны на все, лишь бы нас не отвлекали от увлекательного действия.

— Все, больше не могу,— сдаюсь первой, наблюдая, как Нацу наворачивает не-знаю-какое-по-счету блюдо.
— Пойдем-ка, девонька, поможешь отнести мне посуду…
Из небольшой кухоньки, в которой я провела со стариком около получаса, помогая относить и мыть посуду, выхожу совсем другим человеком.
Всю дорогу загадочно улыбаюсь, чем сильно раздражаю Нацу. Еще бы, специально не отвечаю ни на один его вопрос. Дома нас ожидал довольно голодный Хэппи. А унюхав запахи, которые от нас веяли за милю, недовольно заворчал и потянул меня за юбку на кухню.
— Или ты мне скажешь, с чего такая довольная, или я с тобой точно что-нибудь сделаю!— не отставал розоволосый.
— Нацу Драгнил. 19 лет. Имеет несколько слабостей, одна из которых – хорошо поесть. Не переносит быстродвижущийся транспорт. Вспыльчив и заносчив. Никогда не встречался с девушками и в данный момент абсолютно свободен,— ехидно поглядывая, как вытягивается лицо парня, не забываю хлопотать у плиты.
— Чертов старик!— наконец, взрыв эмоций и нервное метание по квартире.
«Спасибо, дедуль,— мысленно благодарю своего информатора.— Теперь мне есть, чем его шантажировать в некоторых случаях».

Тогда я еще не предполагала, что узнаю о Нацу намного больше. И что эти знания чуть ли не разрушили всю мою привычную жизнь…

Восьмая встреча


Свобода чувств… Полет любви…

-…Проведите эти две недели плодотворно,— закончил свою речь наш куратор.
Неожиданно свалившиеся две недели свободы в середине июля вызывали подозрения. С чего бы, в университете и каникулы?
Было совершенно ясно, как эти две недели проведет Леви. А что делать мне?
— Как насчет поездки?— словно услышав мои мысли, рядом возник Грей.— Отвезу, куда захочешь…
Вот я попала! Лихорадочно придумываю благовидный предлог для отказа.
— Можешь не напрягаться,— парень поражал меня своей проницательностью.— Ты не хочешь ехать из-за того парня? Нацу?
— Да,— смотрю твердо и честно. Глупо отрицать очевидные вещи – Нацу мне нравился. Но первой признавать свои чувства не спешу. Слишком рано.
— Он тебя… касался?— оказываюсь в кольце рук. Черные глаза требовательно заглядывают в самую душу, ища ответ.
— Что ты имеешь в виду под словом «касался»? Если хочешь знать, целовались ли мы, то мой ответ положительный.
Резкий выдох. Руки сжаты в кулаки.
— Передай ему, если он вновь до тебя дотронется – я его убью.
По дороге домой я раздумывала над поведением Грея. Что на него нашло? И почему он так реагирует? Неужели он в меня…
Когда я вошла в квартиру, Нацу лежал на полу, раскинув руки в стороны и задумчиво глядя в потолок. Хэппи лежал рядом и при моем появлении радостно завилял хвостом.
Сажусь рядом и вытягиваю ноги, на которые не преминул положить голову Хэппи. Нацу (как мне показалось) с завистью покосился на друга.
— Кушать хочешь?
— Хочу.
Спрашивать не имело смысла, ведь парень хотел есть ВСЕГДА. Даже ночью иногда слышу шуршание и хруст у холодильника.

— Ужин готов!
Расставляя тарелки на столе, не сразу замечаю два листочка. Из любопытства беру их в руки.
— На-ацу! Иди-ка сюда!
Парень не спешит выполнять мой приказ, предпочитая закрыться в ванной.
— Выходи немедленно!— требовательно стучу в закрытую дверь.— И объясни мне, что это за билеты?! И откуда ты их взял?
Тяжелый вздох означал, что розоволосый сдался. Приоткрыв дверь, он сразу предупредил:
— Расскажу, только шарф не трогай.
Шарф – это мое любимое оружие убийства этого негодяя. Причем, шарф принадлежал Нацу и таскал он его даже в летнюю жару.
Заметив мое скептическое выражение лица, парень еще раз тяжело вздохнул.
— Старик откуда-то их достал, сказал, чтобы я, как следует, отдохнул. Вот сейчас думаю, кого взять: Хэппи или дедулю… Ой, да я пошутил, пошутил! Отпусти ша-арф!!!
За ужином хрупкий мир был восстановлен. Нацу сердито сопел, тем не менее, не забывая съесть как можно больше еды.
— Стоп. А когда вылетает самолет?— эта мысль возникла внезапно, заставляя замереть на месте и пристально посмотреть на розоволосого.
— Послезавтра. В семь,— безмятежно ответил Нацу. И увидев мое выражение лица, тоже замер.— Что?
— Я ведь даже вещи еще не собрала. И купальник не купила. И крем для загара. И…
— Вот завтра все и купишь,— пожал плечами парень, не понимая, каково это – собраться ДЕВУШКЕ всего за ОДИН день.

Для кого-то утро – это самое приятное время суток. Когда досматриваешь сладкий сон, некоторое время нежишься в кровати и лениво планируешь свой день. Мое утро началось с похода в магазин. И этот поход продлился до конца дня. А вечер был посвящен распихиванию одежды и прочего по сумкам.
— Люси-и, ну, может, мы сначала поедим, а уже потом соберемся?— стонал возле меня голодный парень.
Хэппи согласно гавкнул. Посмотрев в серо-зеленые умоляющие глаза, принимаю решение сделать «перерыв» и приготовить что-нибудь на скорую руку. А после перекуса вновь утрамбовываю уже четвертую по счету сумку.
— Это…это что?— Нацу, наконец, замечает мой багаж и пораженно его разглядывает. А затем сразу предупреждает.— Тащить будешь сама.
— Ну, Нацу!
— Даже не думай. Что ты там с собой взяла? Ты что, решила взять с собой весь гардероб?!
— Я взяла только самые необходимые вещи!
Не слушая мои возмущенные вопли, Нацу выпотрошил весь, так долго и упорно собираемый мной, чемодан, и отсеял половину «необходимых вещей».
— Зачем тебе босоножки?
— А ты что, хочешь, чтобы я платье с тапками надела?
— А что в этом плохого?— он надо мной издевается?!
— Так, а зачем тебе два купальника?
— Для разнообразия.
— Тебе и одного хватит.
— Чего?!— я была готова его задушить!
— Ух ты, какие кружевные трусики!— восхищенно протянул этот розоволосый мерзавец, роясь в моем нижнем белье.
— Ты… ты извращенец!— краснея, выхватываю свое добро.
Битва за косметичку была долгой и упорной, но, в конце концов, я отвоевала ей отдельное место.
— Теперь лучше,— удовлетворенно кивнул парень, оглядывая один чемодан и одну сумку, вместо четырех.
Я же завистливо смотрела всего на одну сумку с его вещами. Везет мужчинам – взяли одни шорты с майкой – и довольны.

Самолет плавно оторвался от земли. Нам предстоял двухчасовой перелет.
— Может, тебе все-таки дать таблетку?— обеспокоенно смотрю на Нацу.
— Обойдусь,— буркнул тот.— До приземления не будить. Покусаю.

То, что предстало перед моими глазами после нескольких часов перелетов и переездов, было достойно восхищения.
— Океан,— тихо шепчу, стараясь не завопить от счастья.
Сине-зеленое покрывало было спокойным и безмятежным. Редкие волны облизывали песчаный берег. В воде весело плескались дети, взрослые неторопливо и с достоинством проплывали мимо. Пляж был усеян телами разных оттенков: от белого до угольно-черного. Солнце, нестерпимо яркое и беспощадно обжигающее, было единственным объектом на голубом небе.
Здание отеля было высоким и весьма комфортабельным. Наш номер, на восьмом этаже мы нашли быстро.
— Я первая в душ!— и схватив сумку, поспешно скрываюсь за одной из дверей.
Купальник, который я приобрела только вчера, очень выгодно подчеркивал мою грудь и мог свести с ума большую половину мужского населения. Но «половину» мне было не надо. Хватило бы одного вредного розоволосого парня.
— Ну как?— выпорхнув из ванны, верчусь перед парнем, надеясь хоть на какую-нибудь реакцию.
— Не знал, что ты такая толстая…
В итоге мне пришлось идти на пляж одной. И вовсе я не толстая! Я, между прочим, похудела и теперь была в отличной форме. Идиот…
С наслаждением вытягиваюсь на шезлонге, подставляя тело под ласкающие лучи небесного светила. Через час появился Нацу, молча протянул мне мою пляжную сумку, которую я в запале забыла взять, и прохладный напиток в высоком стакане. Затем снял майку и лег на стоящий рядом шезлонг. Честно, чуть не подавилась соком!
Сквозь солнечные очки незаметно поглядываю на парня. Он уже был немного смугл и не нуждался в загаре. Рельефно выпирающие мышцы, которые я не замечала дома, сразу привлекали внимание. Все его тело дышало сексуальностью, поэтому не удивительно, что проходящие мимо девушки заглядывались на розоволосого парня. Спокойно, Люси, держи себя в руках!
— Как на счет искупаться?— мне надоело просто лежать.
— Не хочу,— отказался парень. Странно. Очень странно.
Что-то с Нацу не так. Может, я его слишком сильно ударила тогда, в отеле? Да нет, шишки почти не видно. Или он проголодался? Терзаемая различными сомнениями по поводу поведения розоволосого, даже не почувствовала радости от теплых волн, в которых пару раз окунулась с головой. Раза два кинула обеспокоенный взгляд на берег. Мне показалось или Нацу действительно наблюдает за мной? Наверное, все же показалось…

— Люси, ты жадина!
— Я экономна!
— Подумаешь, попросил еще раз повторить наш заказ!
— Учитывая, сколько блюд ты заказал в первый раз, второй был бы перебором!
— Думаешь, я бы все не съел?!
— Я в этом нисколько не сомневаюсь. Просто хочу оставить деньги на сувениры…
— Люси, ты жадина!
И как ему объяснить, что я вовсе не жалею денег на еду?! Просто на нас и так странно косились в ресторане, а если бы Нацу съел еще что-нибудь и не лопнул – это было бы действительно странно.
— Я хочу искупаться,— вдруг заявил парень.
— Что? Но уже вечер, темнеет…
— Это хорошо, что темнеет.
Сбросив майку на песок, Нацу с разбегу окунулся в океан. Уверенными и мощными гребками поплыл вдоль берега, оглядываясь на меня и несколько раз махнув рукой.
— Далеко не заплывай!— кричу ему, поднимая и отряхивая его майку.
Влюбленные парочки, проходя мимо, понимающе смотрели на меня. «Эх, ничего-то вы не понимаете…»
— Водичка класс!— и, встряхнувшись, прямо как Хэппи, парень снова натянул на себя майку.
— Днем тоже была ничего. Не понимаю, зачем нужно купаться вечером?
— Днем не интересно.

Тем же вечером обнаружилась первая проблема.
— Нацу, где ты будешь спать?— подозрительно спрашиваю парня.
— На кровати,— глухой ответ из ванной.
Еще раз внимательно оглядываю наш номер.
— А я где должна спать?
— На кровати,— удивленно выглянул из-за двери розоволосый.
— Но кровать только одна.
— Я знаю.
Поглубже вдыхаю. Спокойно, Люси, спокойно.

Нацу с интересом наблюдал за моими манипуляциями.
— И что это?
Посреди большой кровати аккуратной полосой были выложены подушки.
— Это твоя половина, это – моя. За любое пересечение чужой территории – расстрел. Вернее, изгнание. В общем, будешь руки распускать – неделя сна на полу тебе обеспечена!
Что-то неразборчиво пробурчав, парень послушно улегся на свою половину, повернулся ко мне спиной и затих. Надеюсь, я переживу эту ночь!

Было тепло. Сквозь сон улыбаюсь и прижимаюсь к источнику тепла. Источнику тепла?! Медленно приоткрываю глаза. Это невозможно!!! Обхватив парня руками и ногами, я бесстыдно прижималась к его спине. А ведь кто-то говорил про личную территорию! Прислушиваюсь к дыханию розоволосого… Мерное, значит действительно спит. Осторожно, чтобы случайно не разбудить Нацу, убираю ноги. Затем – руки. И бегом направляюсь к раковине, чтобы остудить свои пылающие щеки. С чего это я на него так напала? А мне еще с ним шесть ночей одну кровать делить! Что же будет дальше?!
Всю неделю мы пробыли на пляже, изредка выбираясь в город для просмотра местных достопримечательностей. Вечер Нацу неизменно посвящал купанию в океане, а я, не теряя времени, незаметно его фотографировала. Не подумайте ничего такого! Просто мне вдруг захотелось, чтобы что-то осталось на память об этих чудесно проведенных каникулах…
В последний день нашего отдыха случился небольшой казус. Нацу, сам того не замечая, стал объектом внимания почти всех девушек (и даже женщин!), которые вместе с нами отдыхали в том же отеле. Если бы меня постоянно не было рядом, его бы давно разобрали по сувенирам. Однако, мой строгий и внимательный взгляд не подпускал к нему никого. Перед ужином мне пришлось немного задержаться, поэтому, когда я спустилась в небольшой ресторанчик, находившийся тут же, в отеле, перед моими глазами развернулась весьма интересная картина: бедный парень, окруженный девушками разных возрастов, пытался как-то отбиться от них и затравленно оглядывался по сторонам. Заметив мою персону, он сделал комичную мордашку. Все-таки, придется помочь.
Медленно, походкой истинной королевы, подхожу к толпе, которая при виде меня тут же расступается. Нацу облегченно вздыхает. Рано радуешься, мой мальчик… Властно притянув его к себе, впиваюсь ему в губы… Поцелуй вышел неожиданно страстным и слишком затянулся, но так же дал нужный эффект. Толпа схлынула, завистливо вздыхая и проклиная мое появление.

— Люси, что это было сегодня перед ужином?— тихо поинтересовался Нацу.
Мы лежали на кровати, прижавшись спина к спине.
— Я тебя спасла. Можешь сказать мне спасибо.
— Спасибо…

Возвращаться домой всегда приятно. Особенно, если дома кто-то ждет. В нашем случае, нас ждал Хэппи, которого мы оставили у старика. Огромными, просто гигантскими скачками, пес преодолел разделявшее нас расстояние и накинулся на наши бедные тушки. Обнюхав и облизав с ног до головы, Хэппи немного успокоился.
— Мне нужно в магазин. Дома же ничего из продуктов не осталось!— вовремя вспоминаю и перекладываю весь свой багаж на парня.
— И откуда у тебя еще силы берутся?— простонал Нацу, который еле перенес перелет и наотрез отказался брать такси.
— Мы, женщины, выносливые существа,— хитро усмехаюсь и спешу в ближайший супермаркет.

Уже выходя из магазина, нагруженная пакетами с различными продуктами, замечаю главного папиного телохранителя. Передо мной открылась дверца машины.
— Прошу, госпожа Люси. Ваш отец желает видеть Вас…

Девятая встреча


И руки все в крови… И слезы на щеках…

Знакомая обстановка. Главный офис отца. Сколько же мы не виделись? Четыре месяца? И за все это время он ни разу не поинтересовался, как у меня дела! Еще одно доказательство его безразличия…
— Отец?
— Ты же знаешь, я не люблю пустых разговоров, поэтому перейдем сразу к делу – я выбрал для тебя достойную кандидатуру.
Я и не ожидала от него ничего другого. «Перейдем сразу к делу…»
— Ты же знаешь мой ответ.
— Люси!
Наконец-то! Наконец-то он посмотрел на меня. Посмотрел и увидел, что я уже не та шестнадцатилетняя девчушка, которой объявили, что жениха ей выбирать нельзя, потому что за нее уже все давно решено.
— Ты не можешь мне перечить,— он повысил голос, бросив на стол фотографию.
Это мой жених? Грей Фулбастер? Теперь понятно, почему он так ко мне относился. Люси, когда же ты стала такой наивной?
— Я сама решу, за кого мне выйти замуж.
— Тебе лучше меня послушаться. Иначе я лишу тебя денег.
Это было веско. Жила я исключительно на деньги отца, который переводил раз в две недели на мою карточку определенную сумму денег.
— Тогда я брошу университет.
— Да как ты смеешь!
Два упрямых взгляда враждебно скрестились.
— Я заберу твою квартиру.
Незаметно вздрагиваю. Отберет мою небольшую, но уютную квартирку, которая связывает меня с Нацу?! Ну, уж нет!
— Если ты это сделаешь, завтра все газеты будут пестреть заголовками: «Дочь самого влиятельного магната Японии живет на улице…»

Обратно к машине шла на дрожащих ногах. Невероятно… Неужели я теперь действительно свободна?

Дома было тихо. Нацу спал на моей кровати, но это меня пока что совсем не заботило. Я упала рядом с ним, прокручивая в голове разговор с отцом.
— Чего так долго?— тут же приоткрылись серо-зеленые глаза.
— Очередь была длинная,— врать не хотелось, но пришлось.
— Ммм…
В это время Хэппи зашуршал пакетами, которые я оставила на кухне, и парень не смог удержаться от соблазна.
— Что-то кушать хочется…

Еще одна неделя пролетела незаметно.
— Алло?— сонно и недовольно отвечаю на требовательный телефонный звонок.
— Какое «алло»?— тут же возмущенно накинулись на меня.— Ты где? Почему, вместо того, чтобы утром встретить свою лучшую подругу и поделиться с ней своими впечатлениями, я должна одна торчать на лекциях?!
— Леви, я теперь не буду посещать университет…
— Что случилось? Я сейчас к тебе приеду!
Приглядываюсь к будильнику. 11:00. Положив обратно затихшую трубку телефона, лениво встаю с кровати.
Леви появилась на удивление быстро.
— Рассказывай!
И я рассказала. В подробностях и лицах.
— Я бы так точно не смогла!— восхищенно протянула подруга.— И что ты теперь собираешься делать?
— Искать работу.
— Работу?— удивилась Леви.— Но, Люси, ты ведь никогда раньше не работала… Ты уверена, что сможешь…
— Я должна,— заявляю твердо, в душе все же сомневаясь.— У меня теперь нет финансовой поддержки со стороны отца, а на еду, да и за квартиру платить – необходимы деньги. К тому же я кое-что умею… Например, готовить.
— А Нацу знает?
— Нет.
Больше мы этой темы не касались. Леви поделилась впечатлениями, как она с Гэзиллом провела две выходные недели. В свою очередь показываю подруге фотографии с поездки.
— А вы неплохо смотритесь,— разглядывая очередную фотографию, улыбнулась Леви.
Вскоре подруга убежала, предельно ясно намекнув, что ее «уже ждут».
Двое обормотов заявились довольно поздно – по крайней мере, я уже начала засыпать.
— Назови хотя бы одну вескую причину, по которой ты нагло залез в мою постель и, возможно, я прибью тебя не сразу…
— Мы же уже спали вместе,— устраиваясь поудобнее, заявил парень.— Поэтому не совсем понимаю твое во…о-о-о…
Скинуть его с кровати не составило большого труда. Обиженно пыхтя, Нацу потопал к дивану, по пути стянув с меня одеяло. Хэппи смотрел на все это с легкой иронией, и в его глазах можно было прочесть: «Молодежь…»
Утром меня будили долго и основательно. Под конец, даже облили холодной водой. Выдав длинную и непечатную фразу, с раздражением смотрю на слегка обалдевших Нацу и Хэппи.
— Ого, ты и так выражаться можешь!— восхитился розоволосый, пряча за спину полупустую бутылку.
— Какого…— глубоко вдыхаю, чтобы успокоиться.— В чем дело? Зачем разбудили в такую рань?
— Так ты же в свой университет опоздаешь…
— Я там больше не учусь,— и сама же застыла от своих слов.
Вот дура! Не хотела же ему об этом рассказывать! Нацу присел рядом и немного помолчал.
— Тебе нечем платить за обучение? Если что, я могу одолжить тебе денег…
Ошеломленно смотрю на парня, серьезно задумавшись, а не стукнулся ли он где-нибудь головой?
— Температуры нет,— все-таки потрогала его лоб, чтобы удостовериться в его «нормальности».
— Это ты к чему?— сразу насторожился розоволосый.
— Обычно ты только берешь деньги, а не раздаешь их налево и направо… С чего это ты стал таким добрым?
— Если это ты, то можно потратиться…немного,— отвел глаза в сторону Нацу.
Чем еще больше меня удивил.
— Я бросила учебу. Теперь решила устроиться на работу,— ласково поглаживаю сунувшегося ко мне Хэппи.— Правда, не знаю еще куда…
По правде говоря, Нацу почти ничего не знал про университет. Я лишь сказала, что он самый престижный и попала я туда только благодаря своим отличным знаниям. А чтобы не было вопросов по поводу денег, приврала, что мне платят стипендию. Нацу долго сомневался на счет моих «отличных знаний» и мне даже пришлось выпросить у Леви тест, за который она получила сто баллов и подделать там свое имя.
В первый день поиска работы меня повсюду преследовали неудачи. Везде было необходимо назвать свою фамилию или показать свой паспорт. А как я могу это сделать, если в графе «фамилия» значится «Хартфилия»! Меня либо сразу выгонят, боясь за свою репутацию, либо тут же позвонят моему отцу.
Второй день тоже был безрезультатен, но сдаваться я не собиралась. Завернув в очередной переулок, замечаю на двери небольшой кафешки листочек с надписью: «Требуется официантка». Меня приняли без всяких вопросов. Только поинтересовались, как меня зовут и сколько мне лет, а так же вручили расписание моей новой работы и попросили не опаздывать.
Вечером я радостно объявила, что теперь принадлежу к рабочему классу. У меня отобрали расписание и тут же раскритиковали его, со словами: «Мы что, останемся без ужина?!». Моя работа начиналась с семи вечера и заканчивалась глубокой ночью. Это было немного подозрительно, но заморачиваться не хотелось.
На следующий день подозрения усилились. В «кафе» мне пришлось обслуживать исключительно мужчин, которые провожали меня раздевающими взглядами и пошлыми комментариями. Потихоньку становилось ясно, почему моя предшественница отсюда уволилась…
Когда моя первая рабочая смена уже заканчивалась, меня неожиданно подозвали два весьма нетрезвых индивида и заказали еще парочку бутылок пива. Вопросительно смотрю в сторону хозяина и, получив утвердительный кивок, прошу немного подождать.
— Крошка, я бы согласился провести с тобой ночь… скажем за сто штук?
— Простите, сейчас принесу ваше пиво,— такое предложение вызывало отвращение, но я постаралась его «не заметить».
— Забудь про пиво, давай…
Всё. Больше терпеть это я не намерена! Довольно сильно припечатав подносом этого наглого мужлана, выбегаю на улицу, где оказываюсь в чьих-то объятьях. Краем уха слышу, как за мной выбегает «униженный и оскорбленный».
— В чем дело, ребятки?— слышу знакомый и уверенный голос и меня заталкивают за широкую спину.
Нацу? Как он здесь очутился? Я же ему не говорила точный адрес своей работы. «Бывшей работы,— тут же поправляю себя.— Потому что возвращаться сюда я не собираюсь».
Конфликт разрешился на удивление мирно. Что-то пробурчав, от нас отстали, и мы со спокойной душой тихо и мирно потопали домой.
— Ты чем думала, когда туда устраивалась!— кипятился всю дорогу розоволосый.— Да эта забегаловка на всю округу известна своими «посетителями»! А когда я услышал, что в ней появилась «молоденькая, пышногрудая блондинка-официантка», то уже знал, чем все обернется!
Молчу. Пусть выпустит пар, ему полезно. Да, он прав, мне следовало сначала присмотреться к этой «забегаловке», а уже потом делать выводы…
— Если так хочешь работать, то я тебе помогу,— устало вздохнул Нацу.— Вот завтра с утра и отведу…
Куда отведет? На какую работу устроит? Задавать эти вопросы я не стала – еще накричит, и так вон почти голос сорвал…

Перед моими глазами стоял небольшой ресторанчик, в котором мы когда-то с Нацу ужинали.
— Передаю под твое начало,— подтолкнул меня парень к старику.— И смело можешь отчитывать ее за все ошибки – ей будет полезно.
Работать с дедулей было намного приятней и интересней. Ресторанчик хоть и был небольшим, но пользовался определенным успехом. Мне даже иногда позволяли что-нибудь приготовить и всегда восхищались моими кулинарными талантами. Нацу раза три в день заходил меня «проведать», а по вечерам мы вместе возвращались домой. Было немного странным, что Хэппи стал чаще отсутствовать, но Нацу уверял меня, что у его друга «свои дела». Так прошел месяц, и незаметно подступила осень. В один из холодных и сентябрьских дней, возвращаясь довольно поздно домой, мы с Нацу вдруг услышали жалобный скулеж. Пробежав пару переулков, мы резко остановились.
Перед нашими глазами открылась душераздирающая картина – собака лежала на боку, вся ее некогда белая шерсть была красной от крови. Она еще дышала – тяжело и прерывисто. А возле нее…маленький пищащий комочек, который она из последних сил бережно облизывала. Хэппи метался рядом, не зная, что ему делать. Затем он резко остановился, лег рядом и начал лизать морду подруги. Она что-то тихо проскулила, и ее тело забилось в агонии.
Смотря на все это с широко открытыми глазами, я не могла пошевелиться от ужаса. Нацу очнулся первым и, бережно завернув подругу Хэппи в свою куртку, взял ее на руки и куда-то понес. Пес метнулся следом, но тут же остановился, растерянно поглядывая на маленький живой комочек.
— Иди, Хэппи,— тихо шепчу псу.— Я за ним присмотрю.
И Хэппи вдруг кивнул, будто понял, что я сказала, а затем бросился догонять Нацу. Осторожно взяв щенка, прячу его под курткой, поближе прижимая к телу.
Истошный, жалобный вой пронзил тишину, заставляя плакать и выть точно так же…

Десятая встреча


Новый день… Новая жизнь…

— Леви, прости, что звоню так поздно… Понимаешь, мы взяли щенка и я не знаю, как нужно правильно за ним ухаживать… Что? Нет, глаза уже открылись. Хорошо, жду.
Я дрожала так же, как щенок у меня за пазухой. Нацу и Хэппи все еще не было, а без них идти домой не хотелось. Вой вскоре прекратился, но никто не спешил возвращаться. Смахнув с ресниц слезы, тихонько хожу взад-вперед и ласково шепчу что-то щеночку.
Первым появился Нацу. Он был весь в земле и без своей куртки.
— А где Хэппи?
— Там.
Все было ясно без слов. И то, почему парень в земле, и то, где сейчас находился Хэппи.

— Ты мой маленький, ты мой хорошенький,— сюсюкалась Леви, осматривая щенка.
Подруга уже имела опыт в данной сфере. Она самолично вырастила трех собак, поэтому обратиться к ней за помощью, по-моему, было правильным решением.
— Ну, что, как?— обеспокоенно мешаюсь рядом.
— Он в отличном состоянии. Голодный немного, но на здоровье не жалуется. А где вы его взяли?
— Это ребенок Хэппи,— Нацу внимательно следил за всеми действиями Леви, сидел на полу и держал многочисленные полотенчики и бутылочки.
— Я как-нибудь потом тебе расскажу,— осторожно намекаю Леви, что сейчас не время для вопросов.
На мое удивление, подруга лишь кивнула и выдала нам длинную инструкцию «по уходу за щенками от четырех недель». А разглядев на наших лицах полное непонимание, записала свою длинную речь на двойном листочке.
В дверь тихо поскреблись. На пороге обнаружился Хэппи, на которого невозможно было смотреть без слез. Он тихо прошел к Леви и ткнулся носом в тихо посапывающий комочек у нее на коленях. Затем лег рядом и непрерывно смотрел на щенка. На мое предложение: «Хэппи, что-нибудь хочешь?» пес никак не отреагировал. Нацу положил руку на голову друга и, я впервые это видела, погладил его.
Вы когда-нибудь видели, как плачут собаки? Хэппи плакал молча. Не скулил, не выл – были видны только мокрые дорожки и маленькие лужицы возле лап. Глаза затуманены и дыхание частое-частое. Короткий всхлип – это единственное, что пес себе позволил.

— Хэппи-номер-два!
— Нацу, ты идиот или так искусно притворяешься?! Какой еще Хэппи-номер-два?! Это не может быть именем!
— Почему? Это же сын Хэппи!
— Но это не значит, что нужно называть его именно так!
С самого утра в нашей квартире кипели не шуточные страсти. Хэппи переводил взгляд то на меня, то на Нацу, решая, не сошли ли мы с ума. Ну, попробуйте себе представить нас со стороны – розоволосый парень, с шарфом на голое тело (трусы присутствовали, не подумайте ничего такого) держался за лямку лифчика и доказывал, что имя «Хэппи-номер-два» очень даже подойдет щенку. И полуголая девушка (то есть я, опять-таки не думайте о пошлом), которую вышеупомянутый парень разбудил не свет на заря из-за пришедшей ему в голову идеи, упорно доказывающая, что так имя давать нельзя. А так же, не забудьте прибавить к этой картине пса, сидящего между двумя ссорящимися людьми, и задумчиво наблюдающего за проснувшимся от шума щенком.
Малыш сразу понял, кто тут в доме «хозяин», удобно устроившись на моих коленях, он наделал на мои домашние штаны небольшую лужу.
— Наш мужик,— тут же с удовлетворением кивнул Нацу.
Вот черт, рукой не дотягиваюсь до шарфа! Ладно, живи, сегодня мне не до тебя.
Еще раз, пробежав глазами по инструкции Леви, наливаю теплое молочко в блюдце. Сможет? Или придется из бутылочки кормить? Нет, вроде тыкается носиком, а затем пробует на язычок. Ура, первая маленькая победа!
Хэппи внимательно следил за малышом, иногда ласково лизал его белую шерстку. Белую шерстку?
— Широ*,— неожиданно вырвалось у меня.
Хэппи удивленно посмотрел в мою сторону и даже Нацу перестал жевать.
— Как тебе, Хэппи? Что, если мы назовем малыша Широ?— к розоволосому из принципа не обращаюсь.— Мне кажется, ему очень подходит это имя!
Пес склонил голову на бок, чуть подумал и радостно гавкнул.
— Эй, а мое мнение здесь никого не волнует?— обиженно надулся Нацу.
Мы с Хэппи выжидающе на него посмотрели, но уже было понятно, что решение принято и его протест ни на что не влиял.
— Ладно, Широ, так Широ,— вздохнул парень, вставая из-за стола.— Идем Хэппи, нам пора на работу.
Однако пес растерянно смотрел то на щенка, то на Нацу. И малыша оставлять не хотелось, и хозяина подвести нельзя.
— А мне, похоже, придется остаться дома…
Приглядывать за малышом было трудно. Он норовился все обнюхать и все попробовать на зуб. А еще везде оставить лужицы и непременно там, где «рукой не дотянуться».
К двум часам он, наконец, улегся на мою кровать (единственное место, где он не посмел нагадить) и уснул. Пришлось ходить на носочках и вообще поменьше шуметь. А вдруг проснется и все начнется заново?!
День решаю посвятить уборке. Из-за университета, а потом и из-за работы, времени на приведения своей квартиры в порядок катастрофически не хватало. А по выходным двое лентяев никак не желали мне помочь с этим делом. В общем, сейчас было самое удобное время.
— Что-то не так,— заявил парень, переступая порог.— Люси, ты сделала перестановку?
— Я просто основательно вычистила квартиру, которую вы двое успели так загадить, что смотреть невозможно!
Горячее приветствие отца и сына заставило меня устало улыбнуться. Все же малыш оказался таким же сообразительным, как и Хэппи. Проспав всего полчаса, он несколько минут наблюдал за мной из-за дивана, а потом неожиданно принес мне сухую тряпку, которую я все никак не могла найти.
Ужинали без меня. Я была смертельно уставшей и мечтала только об одном – повалиться на кровать и уснуть.
В выходные, наконец, вижу улицу. Сидеть всю неделю безвылазно дома было сложно, но оставлять малыша одного — небезопасно.
Прогулка по магазинам принесла немного удовольствия и желанного отдыха. По возвращению домой, я была в прекрасном расположении духа…пока не заметила тетрадь в руках Нацу.
— Ты!!! Откуда ты это взял?!— выхватываю тетрадь, роняя все сумки на пол.
— Широ уронил какой-то ящик, и выпало это…— Нацу еле сдерживал смех.
— Ты все прочитал?— начинаю медленно закипать…
— «Жил-был светлячок»…— ехидно процитировал парень.— Это ты написала? Похоже на детскую сказку…
— Это и есть детская сказка…— мое терпение было на исходе.
— Не верю,— сгибался пополам парень и утирал набежавшие от смеха слезы.— Хотя нет, верю. Только ты могла такое написать…
Хлесткая пощечина обожгла мне руку.
— Не смей смеяться над тем, к чему я отношусь серьезно!
Ожидала от него любой реакции: злость, равнодушие, молчание. Но Нацу улыбнулся. Держался рукой за покрасневшую щеку и улыбался.
— Неужели я узнал о тебе что-то новое…
— Что?— немного ошеломлена и напугана.
— Ты никогда не рассказывала о том, что тебе нравится, и чем ты интересуешься. Теперь я знаю, что ты любишь писать детские сказки и относишься к этому серьезно…
Было немного стыдно, и в знак примирения я приготовила все любимые блюда розоволосого. А на следующий день ко мне пришла Леви.
— Как я рада тебя видеть!— восклицаю искренне и затаскиваю подругу в комнату.— Смотри, как подрос Широ…
— Люси, послушай, я тут узнала,— подруга спешно меня перебила.— Это касается Нацу. Люси… он последний выживший из «Золотого Дракона»…
Нет… Неправда… Это же не может быть правдой…
Натыкаюсь взглядом на Нацу, возникшего в проеме открытой двери и смотрящего на меня с таким же отчаянием…

* с яп. "Белый"

Одиннадцатая встреча


Мучительное воспоминание прошлого… Надежда на светлое будущее…

***
— Та-ак, теперь надо купить какую-нибудь книгу для Люси…
Парень, нагруженный пакетами, с какой-то обреченностью во взгляде смотрел на длинный список в руках девушки. Однако он промолчал – видеть Леви в хорошем расположении духа было приятно. Она вся светилась, и этот свет грел сердце.
— Гэзилл,— вдруг потянула его за куртку девушка.— Это, случайно, не тот парень, который напал на меня и Люси?
Маленький пальчик указывал на довольно приятного во внешности молодого человека, но с не очень приятным взглядом. Молодой человек тоже заметил свою давнюю «жертву» и вместо приветствия, попытался дать деру.
— Так-так, кого мы видим,— довольно улыбалась Леви, посматривая на бедного парня, которого крепко держал за шиворот Гэзилл.
— Отпустите, прошу,— совсем не круто взмолился бывший главарь шайки.— Вы же ЕГО друзья? Мне не нужны проблемы!!!
— О ком ты говоришь?— нахмурился Гэзилл.
— Как о ком?! О «Золотом Драконе»,— уже тише добавил парень.— Тот парень…с розовыми волосами…
Леви медленно развернулась и побежала.
— Леви!
— Отнеси сумки домой, а я пока что сбегаю до Люси!

***
Группировка «Золотой Дракон» являлась самой сильной, влиятельной и безжалостной во всей Японии. Ее представители держали в страхе все крупные бандитские кланы, иногда даже предъявляя ультиматум довольно богатым семьям. За неповиновение у них было только одно наказание – смерть. Никто не знал, когда именно появилась эта группировка, и кто ей управлял.
Пять лет назад случилось нечто странное – всех, кто состоял в «Золотом Драконе» начала настигать внезапная смерть. Через год преступный мир мог вздохнуть свободно. «Золотой Дракон» перестал существовать.
А сейчас передо мной, можно сказать, стояла живая «легенда».
Нацу сделал шаг в наше направлении, но задумался и остановился.
— Ты, правда, из «Золотого Дракона»?— подозрительно прищурилась Леви, встав передо мной, словно желая защитить.
— Да.
Нет! Не уходи! Куда же ты?! Стой!!!
— Нацу!
Меня не услышали или просто проигнорировали. На полу, в прихожей, лежал очередной журнал и…ключи от моей квартиры…

— Люси…
— Не надо, Леви,— было тяжело. Хотелось плакать, но вместо этого я злилась.— Мне нужно побыть одной. Уходи.
Скрип закрывающейся двери. Что-то уткнулось мне в ногу. Опускаю глаза – невинный и непонимающий взгляд чистых собачьих глаз.
— Ох, Широ…
Не люблю чувство ожидания. Оно выматывает душу и треплет нервы.
Возможно, в глазах Широ я была немного странной. То подходила к двери, прислушиваясь к шагам, то уходила на кухню, готовя десятое по счету блюдо, которое сиротливо стояло на столе, остывая, а через несколько часов выкидывалось в мусорное ведро. Когда продукты закончились, нахожу новое занятие – кругами ходить по комнате, включая и выключая телевизор. Когда и это не помогает, наконец, ложусь спать.
Неделя недосыпа и полуголодного существования в конец меня разозлило. А если учесть, что один розоволосый мерзавец так ни разу и не появился в поле моего зрения, то мое состояние можно было определить, как «доведенная до ручки девушка, кипящая яростью и плюющаяся словами обиды». Единственное, что радовало – так это приход Хэппи, который не мог долго находиться вдалеке от Широ.
Леви звонила каждый день, интересуясь, дома ли я и чем занимаюсь. Подруга не чувствовала вины за то, что все мне рассказала. Да и я не держала на нее зла. Хотя предательская мысль типа: «Если бы Леви не сказала, мы бы сейчас жили как раньше» иногда промелькивала.
Вечером было прохладно. Кутаясь в теплое пальто, под которым мирно посапывал щенок, медленно бреду по улицам в сторону одного знакомого места. Рядом шел Хэппи, встревожено поглядывая в мою сторону и, видимо гадая, куда это я иду, на ночь глядя.
Старик встретил меня радушно, но в глазах мелькала тревога. На мои вопросы: «Где эта розоволосая морда, которую мне так хочется набить?» и «А не скажете ли, где его можно найти или догнать?» старик отрицательно мотал головой.
— Дедуль, мне нужно с ним поговорить,— устало вздыхаю.— А если не получится, я просто притащу его обратно домой.
Хотела еще сделать влажные, умоляющие глаза, но не пришлось – мне тут же сказали точный адрес местоположения искомого объекта и даже нарисовали мини-карту.
— Широ я оставлю у вас.
Ехать пришлось недолго, всего минут двадцать. И еще минут десять идти пешком. Было темно и немного страшно от того, куда я иду. Вдалеке мелькнуло что-то белое. Вроде бы шарф…
— Пришла…
Останавливаюсь в раздумье: сразу пнуть или сначала наорать? Выбираю второе, уж слишком много во мне накопилось слов за прошедшую неделю.
— Хочешь знать правду?
От неожиданности забываю все слова, которые были готовы сорваться с губ.
— Хочу.
Он все так же сидел ко мне спиной и смотрел вперед.
— Игнил подобрал меня у станции метро, когда мне было семь. Тогда он только начал создавать «Золотого Дракона». Нас считали головорезами, которым необходимы деньги и власть, боялись и проявляли уважение. Никто не догадывался, для чего ИМЕННО был создан «Золотой Дракон»…
Вон там, лежит Сэм. Однажды он вернулся с работы домой, где его ждали очаровательная беременная жена и маленькая дочка, и увидел только их трупы. Какие-то мерзавцы залезли к ним в дом, изнасиловали и убили обеих, при этом обчистив всю квартиру. А рядом лежит Руи. Он был главным поваром в нашей компании. Его сестру, которая училась еще в средней школе, подсадили на наркотики, и через два месяца она умерла. Во втором ряду слева – Эра. Она жила без мужа и ее пятилетнего сына избили до смерти… Все эти люди… Они потеряли кого-то важного в своей жизни… Игнил собрал их вместе, для того, чтобы отомстить. Отомстить тем, кто забрал у них детей, жен, сестер и братьев. Мы были одной большой семьей, у которой имелась только одна цель — сделать людей чуточку счастливее, не дать повториться тому кошмару, который мы сами пережили.
Оглядев кладбище, я с содроганием подумала, сколько же людей, пережили тот «кошмар». Каждый сам свой. А Нацу продолжал:
— Пять лет назад у нас появился предатель. Кто-то дал высокую цену за то, чтобы уничтожить нашу «семью». И этот гад выдал все наши тайны, место расположения и планы. Нас убивали по одному. Травили как каких-то тараканов… Леви права – я единственный, кто остался в живых… Потому что я… этого предателя…
— Ты его… убил?— с ужасом отступаю на шаг.
— А ты как думаешь?— парень поднялся и начал снимать куртку. Затем стянул футболку и мои глаза наткнулись… На настоящего дракона. Золотого. Татуировка была во всю спину.
— Ты… глава «Золотого Дракона»?— делаю еще один шаг назад.
— Как видишь,— Нацу чуть повернул голову в мою сторону и показал на надгробие, перед которым сидел.— Здесь Игнил. Он был…
-… Высокий, широкоплечий, с темно-каштановыми волосами и добрыми глазами…— заканчиваю фразу за него.
Не скрывая свое удивление, розоволосый полностью повернулся ко мне.
— Откуда ты знаешь?!
— Когда я была еще маленькая, и мой отец только начал свое дело, к нам в дом пришел незнакомый мужчина. Они с отцом закрылись в кабинете и что-то долго обсуждали. Мама тогда еще была жива и шепотом объяснила мне, что это самый настоящий «Дракон». После того, как мужчина вышел, я прямо спросила у него, правда ли, что он дракон? И почему он совсем не страшный? Единственное, что запомнилось – его улыбка и добрые темно-карие глаза…
Отступаю на еще один шаг.
— Теперь знаешь правду. Что будешь делать?— серьезно смотрит в мои глаза Нацу.
Что буду делать?! Да я тебе сейчас!
Разбежавшись, попыталась ударить его ногой в живот. Промахнулась… Ну подумаешь, ударила чуть ниже…
— Ты что творишь?!— согнувшись пополам, удивленно хрипит парень.
— Это ты что творишь?!— вот теперь я на нем отыграюсь за все дни моих мучений.— Шляешься где-то всю неделю и в итоге мне приходиться тащиться за тобой через весь город, да еще куда?! На кладбище! И что, что ты из «Золотого Дракона»? Меня даже не волнует, что ты являешься его носителем! Думаешь, я испугалась?! Как бы ни так… Ты… ты… идиот…
Закрываю руками лицо. Неделя переживаний свалилась с души тяжелым грузом и, чувствуя облегчение, слезы вдруг вспомнили, что они существуют. Теплые объятия. Утыкаюсь носом в обнаженную грудь.
— Какая трогательная сцена…
Ехидный голос. Скрещенные руки на груди. Деловой костюм. Дорогая иномарка.
— Что ты тут делаешь?— недоверчиво утираю глаза. Это невозможно. Откуда здесь Грей?!
— Приехал за тобой,— парень открыл дверцу машины, как бы приглашая меня внутрь.— Стоило мне на два с половиной месяца съездить в Америку по делам, как по приезду узнаю, что моя невеста отказалась от меня, предпочитая нищего уголовника.
— За выражением-то следи,— нахмурился Нацу, отчего-то прижимая меня покрепче к себе.
— Люси, немедленно садись в машину,— Грей презрительно проигнорировал замечание розоволосого, намеренно обращаясь ко мне.— Мы сейчас же едем к твоему отцу, и ты сообщишь ему о нашей помолвке.
— Нет,— его тон и манера поведения, напомнило мне, как отец точно так же разговаривал со мной.— Я уже отказалась от помолвки. И даже подписала с ним договор…
— Люси. Немедленно. Садись. В машину.
Терпение Нацу закончилось. Обронив что-то нецензурное в адрес парня, он налетел на соперника.
— Не смей так с ней разговаривать!
Второй раз вижу, как Нацу дерется. И первый раз – как Грей. Хоть розоволосый и вырос на улице, Грей не уступал ему, нанося точно такие же сильные удары. Смотреть на это зрелище, виновницей которого сама и являешься, сил не было. Но и лезть их разнимать – себя не жалеть. А вдруг в запале не заметят меня, и буду две недели ходить в синяках да ушибах? Поэтому принимаю самое верное (по моему мнению) решение.
— АААААААААА!!!!!!!!!!
Двое парней от удивления и неожиданности замерли. Порядком запыхавшиеся и потрепанные, они хлопали глазами, силясь понять, чего это я так разоралась.
— А ну, прекратили, быстро!— оттягиваю Нацу за шарф подальше от Грея.
— Ты,— указываю на брюнета,— я уже сказала, что никуда с тобой не пойду! И никакой помолвки не будет! Найди себе другую невесту.
— Ты,— поворачиваюсь к розоволосому.— А с тобой еще дома поговорю…

Рев двигателя вскоре затих вдалеке. Грей уехал молча. Это настораживало – если у него такой же характер, как и у моего отца, то вскоре он что-нибудь предпримет. У этой породы людей есть приметная черта – если пахнет крупными деньгами, они сделают все, чтобы добиться своего. А приданное за мной было нехилое.
— Кстати, забыл сказать – плохо выглядишь,— вдруг усмехнулся парень.
— Чья, ты думаешь, эта вина?— недовольно бурчу и ласково поглаживаю его по щеке.— У тебя губа разбита…
— «Чья, ты думаешь, эта вина»?— передразнил меня Нацу, притягивая к себе.
Легкие касания губ и я таю в его руках.
— Тебе следует еще раз все обдумать,— хрипло прошептал парень.— Действительно ли ты хочешь быть с таким, как я?
А поцелуй считается за ответ?...

Двенадцатая встреча


Жар сплетенных тел… И тихий стон…

Домой мы шли долго. Потому что всю дорогу беспрестанно то ругались, то целовались.
— Я дома,— заходя в квартиру, вдруг тихо произнес Нацу.
— С возвращением,— так же тихо ему отвечаю.
Ожидаю увидеть сцену: «Как Нацу берет приступом холодильник», но вместо этого парень уверенно направляется в ванную.
— Я в душ,— и уже выглядывая оттуда, хитро вопрошает.— Ты со мной?
Бросаю на него испепеляющий взгляд – у меня еще осталась моя девичья гордость. Совсем немного, но на отказ от совместного принятия ванны хватает.

Теплые струи воды успокаивали. Все мысли и волнения исчезли, словно дурной сон, осталась только усталость от пережитой нервной недели.
Нацу сидел на кровати, устремив задумчивый взгляд в противоположную стену. Теперь, при комнатном свете, я могла хорошо рассмотреть его татуировку. Дракон был действительно золотым, а глаза… Глаза были, как у Нацу. Такими же серо-зелеными и чуть с хитринкой.
Не удержавшись, нежно поглаживаю Нацу по спине, отчего парень вздрагивает, возвращаясь из своих мыслей обратно в комнату. Мои руки не останавливаются – обвивают его шею, а губы ласково прикусывают ухо.
— Даю тебе последний шанс одуматься,— хрипло шепчет розоволосый, напрягаясь.— Потом будет поздно – я никуда тебя не отпущу. Ты будешь только моей…
— Меня устраивает такая перспектива,— тихо мурлычу, прижимаясь к нему всем телом.
Да, я знаю, чего хочу, и знаю, что получу это. Мне всего лишь надо развязать поясок халата… Бесстыдно посмотреть в его глаза и сказать…
Яростный, ненасытный поцелуй. Горячие руки, которые не то снимают, не то сдирают с меня последнюю преграду между нашими телами. А затем спиной ощущаю прохладу простыни и жар тела на мне. Я и он просто сгораем от неудержимой страсти. Никаких мыслей в голове, все чувства сосредоточенны на прикосновениях.
Читая романы и подслушивая рассказы одноклассниц в старшей школе, всегда предполагала, что в «первый раз» ощущаешь в первое мгновение только боль и лишь затем удовольствие. Нацу вошел в меня медленно, как-то даже плавно и осторожно. Замер, привыкая к новым ощущениям, и вновь повторил движение. Никакой боли не было, только неведомое мне ранее чувство, когда в низу живота появляется тягучий ком, учащается дыхание и возникает непреодолимое желание сильнее прижаться к этому горячему телу. Из груди вырывается протяжный полувздох – полустон. Ногти впиваются в спину. Движения ускоряются и наружу вырываются какие-то звериные инстинкты…
— На-ацу!!!

Несколько мгновений мы просто лежим, приводя дыхание в норму. Нацу целует меня в висок, что-то ласково шепча и уговаривая меня поспать. Послушно закрываю глаза – слабость во всем теле и неимоверное блаженство не оставило сил ни на что.

Тоненький лучик, просочившийся сквозь неплотно прикрытые шторы, подсказывал, что утро наступило давным-давно. Розоволосая голова покоилась на моей груди, дыхание ласкало кожу и, одновременно было щекотно.
Пытаюсь незаметно выскользнуть из горячего плена парня, но разве от него скроешься? Рука властно притянула меня к себе, и послышался ленивый голос Нацу:
— Куда это ты собралась?
Вместо ответа мой живот довольно голодно заурчал. Еще одно урчание, только уже исходившее не от меня.
— Собираюсь приготовить завтрак-обед,— улыбаюсь и ласково целую Нацу.— Ты ведь тоже проголодался?
Готовили мы вместе. Вернее, я готовила, а парень стоял сзади, крепко меня обнимая и иногда касаясь губами шеи. За столом снова ведем себя жутко не прилично. Сидеть на его коленях и кормить с ложечки, было смешно и непривычно.
На лице Нацу блуждала улыбка. Нет, не та насмешливая или хитрая, которую очень часто вижу, а искренняя, счастливая улыбка человека, нашедшего то, что он так долго искал.
Не имеет смысла описывать, чем мы занимались весь день и вечер… И даже часть ночи…

— Сегодня идем на свидание.
Желание было предъявлено посреди обеда и удивленно воспринято обществом. Общество состояло из одной, слегка не выспавшейся, блондинки и двух псов, наконец-то вернувшихся домой.
— И ты заявляешь это тогда, когда я почти нормально не спала три дня и сейчас не в самом лучшем состоянии?!— возмущаюсь, в душе ликуя.
— Вот именно. Если мы еще один день проведем дома, моя спина этого не выдержит,— показывая на царапины, проворчал Нацу.
Смущенно отвожу глаза. Кто же знал, что я такая страстная?!
— К тому же сегодня я плачу за все,— добавил парень.
Меня переполняло счастье – гулять по городу, держась за руки и перебрасываясь шутками – вот о чем я всегда мечтала. Мы брели по улицам, иногда забегая в какую-нибудь кафешку, чтобы согреться чашкой чая или кофе. Нацу действительно покупал мне все, что бы ни попросила, а когда я ехидно заметила, что «он же не любит тратить деньги», розоволосый так же ехидно ответил, мол «не свои деньги и тратить вдвойне приятно».
— То есть?— недобро прищуриваюсь. Он кого-то обокрал?
— Сейчас мы тратим твой гонорар… Только не делай такое удивленное лицо и… Нет, пожалуйста, отпусти мой шарф, я тебе сейчас все объясню,— когда мои руки отпустили конец шарфа, розоволосый мерзавец странно от меня отодвинулся.— Помнишь, когда в последний раз приходила Леви и рассказала обо мне, я принес журнал? Так вот, я отнес твою «сказку» и спросил, могли бы ее опубликовать? Мне ответили, что стиль написания необычный и может понравиться читателям, а так же выдали небольшую сумму денег за….
И как после этого мне сохранять спокойствие?! Без моего ведома и согласия!
Дома спешно перерываю шкафы в поиске желанного журнала.
— Не его ищешь?— в руках Нацу обнаружился искомый глянец.
На второй странице в глаза бросается картинка светлячка и небольшой текст, под которым стоит имя автора «Люси Драгнил».
— Что еще за Люси Драгнил?!— почти угрожающе наступаю на парня.
— Твою фамилию я не знал, а придумывать псевдоним – времени не хватило. Пришлось отдать свою фамилию,— этот наглый тип вполне правильно понял мои намерения и попытался спрятаться за Хэппи.
Но Хэппи не пожелал становится живым щитом от моего праведного гнева. Пес сочувствующе лизнул хозяина и скрылся на кухне, прихватив с собой Широ. Маленьким еще рано знать, чем занимаются взрослые…

Прошла еще одна неделя. Нацу вновь начал работать, а мне снова пришлось сидеть дома вместе со щенком. Только на этот раз я вовсе не бездействовала. Недавно мне звонили из редакции того самого журнала и попросили меня написать еще одну сказку – уж очень понравилась маленьким читателям предыдущая…
— Широ, как насчет прогуляться до магазина?— продукты в холодильнике опять закончились, а вечером объявятся два голодных обормота, которые, не увидев на столе ужина, могут съесть и сам стол, и пустой холодильник и все, что будет не приколочено.
На обратном пути столкнулась с Леви и около двух часов подруга не желала отпускать меня домой, требуя рассказать ей все новости.
— Похоже, с ужином мы с тобой опоздали,— обращаюсь к щенку, который трусил рядом.— И сейчас нам сделают выговор за то, что мы так поздно…
Резко останавливаюсь. Возле моего дома стояла личная машина отца. Зажмуриваюсь и снова открываю глаза. Нет, машина стоит все там же. Открывая дверь, молюсь, чтобы Нацу не было дома, но первый, кто меня встречает в прихожей, именно он.
— Значит, ты Люси Хартфилия?

Тринадцатая встреча


Вся правда в глазах… Вся ложь на языке…

— Значит, ты – Люси Хартфилия?— равнодушный, холодный голос и такие же серо-зеленые глаза.
— Нацу…
— Самая богатая невеста нашего округа,— не слушая меня, продолжал парень.— Как я не догадался сразу?
— Нацу…
— Мистер Драгнил, надеюсь, Вас удовлетворяют условия нашей сделки?— в поле моего зрения появился личный секретарь отца.
Ну, еще бы! Отец никогда бы сам не приехал и не стал выяснять, что да как.
— Вполне.
— Что? Какая сделка?
И тут замечаю, что все мои вещи тщательно упакованы и выставлены в прихожую.
— Твой отец любезно переписал эту квартиру на меня, и, в придачу, предложил весьма приличные деньги. Взамен, я не вмешиваюсь в ваши дела,— с каждым его словом, мое сердце замирало, не веря в реальность происходящего.— Согласись, что эта сделка очень выгодна?
— Это какая-то шутка?— смотрю то на розоволосого, то на Хэппи, который смотрел на меня печальным взглядом. Широ сидел рядом и, было видно, что он хотел подбежать ко мне, но сдерживался.
Два телохранителя взяли сумки с моими вещами и меня заодно.
— Подождите, здесь какая-то ошибка! Нацу, ведь мы…ведь я…
— Госпожа Люси, пожалуйста, сядьте в машину.
— Нет! Нацу! Нацу!!!

***
Парень, закрыв глаза и крепко стиснув зубы, еще некоторое время стоял на пороге. В ушах стоял отчаянный крик девушки. Ударив кулаком стену, он выдохнул сквозь зубы.
— Идем, Хэппи. У нас еще много дел…

***
Дома все было точно так же, как и полгода назад, когда я переехала в свою квартиру. Вся та же обстановка, прислуга и дрожь отвращения от атмосферы покорности и страха перед хозяином.
— Что все это значит?— свою ненависть и гнев было невероятно трудно унять.
Кабинет отца был настоящим «рабочим местом». Кроме стола, заваленного бумагами, кожаного кресла, вдоль стен стояли шкафы, в которых пылились либо книги, либо старинные раритеты. Мягкий, бордовый ковер устилал пол, на потолке висела огромная люстра. Двери были установлены таким образом, что любой входящий сначала натыкался взглядом на большой портрет над столом, а затем на самого хозяина данной мебели. На портрете была изображена моя мама – совсем юной и невероятно красивой.
— Мы же договаривались…
— Люси!— голос заставил вздрогнуть и невольно сжаться.— Ты выйдешь замуж за Фулбастера! Я беспокоюсь за твое будущее, поэтому хочу, чтобы оно у тебя было лучше, чем у других.
— Беспокоишься за мое будущее?— недоверчиво усмехаюсь.— А разве не за будущее своей компании? И с чего ты взял, что я хочу именно такое будущее?!
На какое-то время я потеряла бдительность и, в следующее мгновение, тело пронзило тысяча иголок боли. Шкаф, который принял на себя вес моего тела, жалобно скрипнул. Надо мной возвышался отец, сжимающий от гнева кулаки и смотрящий пронзительно и злобно. Тоненькая струйка крови из разбитой щеки, медленно стекала до самого подбородка.
— Через неделю твой день рождения. Тогда я и объявлю всем о твоей помолвке.
Второй раз в жизни отец поднял на меня руку. Первый был, когда я попыталась сбежать из дому. Меня быстро нашли. В тот раз отец был в такой ярости, что меня буквально выносили из его кабинета почти полуживой.
Первые три дня, которые я провела под замком своей же комнаты, мне казалось, что Нацу вот-вот придет и заберет меня отсюда. Потом мне пришла в голову мысль, что, возможно, парень планирует заявиться во время вечеринки и похитить, как принцессу. Эта мысль приятно грела меня и давала надежду на то, что этот кошмар, наконец, закончится. Мне не хотелось думать над поведением розоволосого, когда я покидала квартиру. Почему-то мне казалось, что он притворялся и что он обязательно за мной придет.
За день до ожидаемой вечеринки мою комнату посетил, так называемый, «жених». Грей выглядел расслабленным и довольным.
— Как настроение?
Я могла бы ему ответить или даже показать, какое у меня было настроения. Но предпочитаю просто промолчать, игнорируя все его подвижки в мою сторону. Знаете, что происходит, когда игнорируешь богатого, самодовольного молодого человека? Он начинает злиться. Вся его маска куда-то девается, обнажая истинные чувства и эмоции. Грей не был исключением. В его черных глазах зажегся нехороший огонек, а губы сложились в ехидной усмешке.
— Если ты все еще ждешь того паренька, мне придется тебя разочаровать – он не придет. Получил квартиру, приличные деньги… Что еще нужно этому оборванцу, который всю жизнь прожил на улице?
— Ты плохо его знаешь.
Брюнет мгновенно преодолел расстояние между нами и со всей силой прижал меня к кровати. Его руки нагло шарили по всему моему телу, вызывая отвращение и желание оттолкнуть парня.
— О нашей помолвке объявят только завтра, но думаю это ничего, если я сделаю тебя своей прямо сейчас,— мои попытки вырваться были встречены насмешливой улыбкой.
— Да что ты о себе возомнил?! Только попробуй со мной что-нибудь сделать и Нацу тебя убьет.
— Ты, правда, глупая? Он уже давно про тебя забыл…
Слушать Грея уже не было сил, поэтому пришлось его укусить. Что мне оставалось делать, если руки и ноги в обездвиженном состоянии? Только вот снова получила удар по той же щеке…
Грей разочарованно вздохнул.
— Увидимся на твоем дне рождении, дорогая.

За неделю щека зажила, остался только небольшой ушиб, который легко скрывал тональник. Длинное, вечернее платье цвета морской волны, туфли на высоком каблуке, высокая прическа… Хоть это и был мой день рождения, радости никакой не чувствую. Соберутся знакомые и незнакомые люди, которые в основном связанны с отцом по работе, и будут важно ходить по огромной гостиной, распивая шампанское или вино, и вежливо со всеми раскланиваться, фальшиво улыбаясь.
Голова немного кружилась и, мне было слегка не по себе. Какое-то необъяснимо плохое предчувствие мучило меня прямо с утра.
— Люси!— единственный живой и настоящий человек среди этой безликой массы – Леви, радостно спешила ко мне с поздравлениями.
— Леви,— тоже улыбаюсь. Хоть с кем-то можно нормально поговорить.— Ты здесь давно?
— Ага,— и уже шепотом, но, не переставая улыбаться всем подряд, добавила подруга.— Я слышала, что тебя насильно привезли домой. Как же Нацу?
— Он должен прийти сегодня. Я в этом уверена,— так же едва слышно отвечаю, продолжая притворно улыбаться окружающим.— Надеюсь, ты приготовила мне подарок?
— Еще бы!
— Только не говори, что это плюшевый мишка!
— Как ты догадалась?— подруга притворно возмутилась, улыбаясь своей прежней озорной улыбкой.— Знаешь, Люси, мой отец одобрил Гэзилла. Теперь мы можем встречаться, не боясь родительского гнева и правосудия.
— Повезло тебе с отцом,— немного завидно. Вот бы и мой отец смог понять мои чувства и не мешать моему счастью.
— Прости,— смущенно покраснела Леви.— У тебя тут такое… А я со своей новостью…
— Нет, все в порядке,— поспешно успокаиваю девушку, иначе весь вечер будет ныть и раскаиваться.— Я очень рада за вас! Теперь не нужно за тебя волноваться.
Отец вышел на середину гостиной и попросил уделить ему минуту внимания.
— Дорогие гости, сегодня моей дочери Люси исполнилось девятнадцать. Но есть еще одно очень важное событие, которое я хотел бы вам сообщить…
Сейчас. Сейчас самый лучший момент для появления. Давай, Нацу!
— … О помолвке моей дочери Люси и Грея Фулбастера…
Одобрительный гул и аплодисменты. Грей по-хозяйски обнимает меня за талию, прошептав на ухо, что если я попробую вырваться и опозорю его, то мне не поздоровится. Я даже не стала сопротивляться – шок от того, что Нацу так и не пришел, просто парализовал меня.
Весь вечер прошел, как в тумане. Я машинально улыбалась, принимала поздравления, пожимала руки и болтала о всякой ерунде. Все чувства вдруг умерли, оставив холод равнодушия и одиночества.
Около полуночи гости начали разъезжаться. Грей вежливо предложил проводить меня до комнаты, от чего я так же вежливо отказалась. Он думает, я не знаю, чего он от меня хочет?!
Было больно… Так больно, что на ладонях – ранки от ногтей, а в уголках глаз затаились слезы.
— Я-то думал, она уже вещички в сумку покидала и меня с нетерпением ждет,— знакомый, насмешливый голос.— А она тут сидит, сопли распускает!
— И чего ты приперся?— незаметно утираю соленую влагу.
— Как чего?— от удивления парень даже спрыгнул с подоконника.— Я же, как бы играю роль принца, спасающего свою принцессу. И под окном ждет верный конь…кхм…вернее Хэппи.
— Ты опоздал,— даже самой невероятно трудно это осознать.
— А, по-моему, очень даже вовремя,— Нацу спокойно рылся в моем шкафу с одеждой, что-то выбирая и заталкивая в невесть откуда взявшуюся сумку.
— Ты не понимаешь… Отец уже объявил о моей помолвке с Греем! Прилюдно! И ничего не изменить!
— Кто тебе это сказал?— все так же спокойно бросил мне какую-то одежду парень.
Однако я не спешила ее надевать.
— Тебе помочь?— розоволосый перестал бродить по комнате и собирать в сумку все, что попадалось под руку (ценное, естественно), и обратил свое внимание на меня, все так же сидящую на краю кровати.
— Пока все не расскажешь: и почему так со мной себя вел и что ты задумал сейчас – не сдвинусь с места.
Нацу присел рядом. Отвел выбившуюся из прически прядь волос с глаз, погладил по щеке и улыбнулся.
— Ты же понимаешь, что сейчас у нас не так много времени для разговора. Как только уйдем отсюда, обещаю, расскажу все, что захочешь!
— Не врешь?— подозрительно сощуриваюсь.
— Не вру,— нежный, даже успокаивающий поцелуй должен был меня убедить.
— Отвернись!
— Ой, чего я там не видел?— ехидно усмехнулся розоволосый.
— Ну, например, моего нового кружевного белья,— хитро улыбаюсь и отхожу подальше от парня. Вдруг набросится?
— Ну-ка, ну-ка,— тут же подобрался розоволосый, азартно блестя серо-зелеными глазами и чуть ли не облизываясь.
— Госпожа Люси,— раздался из-за двери голос прислуги.— Ваш отец хочет Вас видеть.
— Черт!— Нацу забегал по комнате, одновременно помогая мне одеться.— Похоже, сейчас за нами придут.
— Кто?— быстро застегиваю сапоги и куртку.
Парень не ответил. Подошел к окну, через которое залез ко мне в комнату и подозвал к себе.
— Ты хочешь, чтобы я прыгнула?
Мне хотелось жить, но третий этаж противоречил моему желанию.
— Милая, ты головой не ударялась? Уже веревку не видишь?— заботливым тоном обратился ко мне Нацу.
И почему при каждой нашей встрече у меня руки чешутся придушить этого мерзавца?!
Нацу начал спускаться первым.
— Там конец веревки до земли немного не достает… полтора метра…
— Надеюсь, ты меня поймаешь?
— Если нет – я извинюсь.
— Я тебя сейчас пну.
— Лучше не надо, вдруг я упаду? Кто тогда будет тебя ловить?
— А я на твое бесчувственное тело приземлюсь.
— Ты жестока!
— Молчи и шевелись там.
В наступившей тишине мы сразу услышали топот множества ног и громкий голос моего отца.
— Кажется, нас уже ищут…
Конец веревки наступил неожиданно быстро, что я даже чуть не отпустила его.
— Прыгай!
Закрыв глаза и прижав руки к груди, падаю вниз. Недолго. Сильные руки подхватывают меня, и тут же осторожно отпускают на землю. Рядом ластится Хэппи, радостно виляя хвостом и норовясь облизать меня с ног до головы. Широ нигде не было.
— Бежим,— Нацу куда-то меня тащил, закинув сумку за спину.
— Куда? Везде забор! Только если ты не сделал где-нибудь подкоп,— меня трясло и знобило. Плохое предчувствие, которое посетило меня утром, вернулось.
— Не волнуйся, у меня все под контролем.
Лай собак и чьи-то приближающиеся голоса. Послышались звуки выстрелов.
— Не стреляйте! Там моя дочь!
В глазах вдруг начало темнеть и появился настойчивый звон в ушах…
— Люси!
Слабость разлилась по всему телу и ноги перестали меня слушаться…
— Люси!!
Чьи-то руки бережно меня подхватили…
— ЛЮСИ!!!
«Не кричи так, Нацу. Со мной…все…в порядке…»
Испуганный вой Хэппи взмыл над крышами домов…

Четырнадцатая встреча


Признаю поражение, растворяясь в тебе…

Было такое ощущение, будто я вынырнула из воды. Внезапно прорезался слух, затем притопало сознание и, наконец, решаюсь приоткрыть глаза. Как и ожидалось, в глаза бросились белые стены и такого же цвета потолок. Рядом обнаружилась медсестра, которая тут же позвала врача.
— Что со мной?— в горле сухо и язык стал неприятно шершавым.
— Мисс, в вашем положении вам нужно хорошо есть, спать и побольше гулять, а не лазить по окнам,— ласково обратился ко мне наш семейный лечащий врач.
— Знали бы вы, в каком я положении, вы бы поняли, почему я так хотела сбежать…
— Мисс Люси, мы говорим об одном и том же положении?
Несколько минут недоверчиво хлопаю глазами.
— Вы хотите сказать, что я…
— Вы беременны!— радостно воскликнула медсестра.
Кто-то радуется, а мне сейчас не до веселья. Сами посудите: проблемы с отцом, помолвка с Греем, а если еще Нацу узнает о том, что он в ближайшее время незапланированно станет папой…
— С-сколько?
— Где-то две или две с половиной недели.
Подсчитала. Все сходится. И почему от этого розоволосого паршивца одни проблемы?!
— Вы кому-нибудь уже сказали?
— Только вашему отцу. Он, кстати, ждет у вашей палаты. Позвать его?
Вздыхаю. Рано или поздно пришлось бы столкнуться лицом к лицу.
— Зовите,— обреченно смотрю на врача.
Отец вошел в палату осторожно и как-то несмело.
— Я, конечно, слышала, что женщины во время беременности бывают агрессивными. Видимо, я еще не дошла до этой стадии, так что не бойся, не укушу.
Немного шалею от своей смелости. Так разговаривать с ним! Немыслимо!
— Люси… Как это случилось?
— Ну, что ты, папочка, не знаешь, как делают детей? У нас с Нацу все было точно так же. Кстати, а где Нацу?
— Мои люди не пустили его внутрь больницы…
— Прикажи, чтобы пропустили. Все-таки он отец… Ах, да, насчет моей помолвки с Греем…
— Я все улажу,— быстро и отрывисто бросил мой родитель.
Через несколько минут в дверях возник Нацу.
— Вот теперь поговорим начистоту,— удовлетворенно киваю.

Когда дверь за отцом закрылась, Нацу присел на краешек кровати и начал внимательно вглядываться в мое лицо. Я же тем временем мучилась мыслью, как же обрадовать парня новостью, чтобы он случайно не сбежал.
— Говори уже,— краешком губ улыбнулся розоволосый.
Для уверенности цепко хватаю его за края шарфа.
— Что ты скажешь на то, что через восемь с половиной месяцев у нас будет ребенок?
Минутная заминка.
— Повтори еще разок? Мне что-то послышалось про ребенка…
— Нацу, прекрати валять дурака!
— Но этого просто не может быть! Мы же совсем недавно… Я же еще не успел, как следует, насладиться твоим телом!
— Поздно, дорогой мой!— насмешливо фыркаю.— Раньше надо было думать, когда я говорила про контрацепцию! А ты что тогда ответил? «Терпеть это не могу. Никакого удовольствия!» Вот тебе и удовольствие!
— И что теперь делать?— еще один глупый вопрос.
Потихоньку начинаю злиться.
— Предлагаю тебе два варианта будущего: я возвращаюсь к отцу, рожаю и воспитываю детей в гордом одиночестве. Хотя, почему в одиночестве? Есть же еще Грей! Ну, а второй вариант – ты забираешь меня отсюда, увозишь подальше, женишься, и мы будем жить одной большой семьей!
Нацу ласково прижал меня к себе, успокаивающе поглаживая по голове.
— Не злись,— коснувшись губами моей макушки, попросил парень.— Эта новость настолько неожиданна, что на время выбила меня из колеи. Конечно же, я заберу тебя отсюда, и уж точно не позволю воспитывать нашего малыша одной. Ты же знаешь, как много для меня значит семья…
Я расплакалась. От души и навзрыд. От облегчения. От того, что больше не нужно быть в разлуке с любимым человеком. От того, что больше не нужно убегать и прятаться от отца. От того, что, наконец, все закончилось. Да и просто выплеснула все напряжение, которое накопилось за эту сумасшедшую неделю.
Нацу не переставал гладить меня по волосам и что-то ласково шептать.

— Это что?— мой первый вопрос, когда я вместе с розоволосым покинула такси.
Моим глазам предстал небольшой двухэтажный домик с маленьким, ухоженным садом.
— Наш дом!— объявил Нацу, возясь с ключами у двери.
Недоверчиво вхожу внутрь и осматриваюсь. Уютная гостиная справа, большая кухня слева, лестница на второй этаж, где находились три комнаты и две ванны.
— Все вопросы и пожелания после того, как ты примешь душ. После него ты становишься добрее,— вот ведь хитрюга!
Со второго этажа, нам навстречу выбежал Широ. После бурных приветствий, все же попадаю в ванную и нахожусь там около двух часов, специально игнорируя насмешливые высказывания из-за двери, типа: «Ты там случаем не уснула?» или «Давай скорее, мне скучно!»
Нацу обнаружился в гостиной. Расслабленно откинувшись на спинку дивана, он смотрел, как Широ и Хэппи, словно малые дети, игрались.
— Можешь начинать свой рассказ,— скользнув к нему на колени, прижимаюсь к его голому торсу.
Молчание. Он не может решить с чего начать? Или намерено тянет время?
— Знаешь, мне сейчас пришло в голову… Как-то странно быстро отец от меня отступил. Пусть я даже и пригрозила, что в случае чего, он не увидит своих внуков, но это бы его не остановило. Он мог бы запереть меня в каком-нибудь частном пансионате, а тебя и того где-нибудь подальше… Как ты считаешь, он что-то задумал?
— Нет,— вдруг усмехнулся парень.— Теперь он ничего не сможет сделать.
— Поподробнее,— прижимаюсь щекой к его груди.
— Помнишь, ты как-то говорила, что Игнил приходил что-то обсуждать с твоим отцом?— получив от меня утвердительный кивок, Нацу продолжил.— Я тебе не сказал тогда, но… в нашем клане были многие, кто хорошо знал всю финансовую систему, а так же банковские коды. Мы легко могли просмотреть счета самых богатых людей, иногда незаметно переводя небольшие суммы денег на наши счета. Так вот, Игнил обнаружил, что твой отец как-то слишком быстро пошел «в гору», хотя его стартовый капитал был не так велик, а его дело продвигалось не так хорошо. Мы заподозрили его в связях с одной местной группировкой и решили сообщить твоему отцу, что мы «все знаем и лучше Вам бросить это дело». Твой отец сообразил, чем это может обернуться и свернул все проекты. Однако, некоторые компроматы на него остались. А так как я должен был быть следующим главой «Золотого Дракона»…
— То есть ты, где-то откопал доказательства десятилетней давности о том, что мой папа был замешан в некоторых не совсем чистых махинациях?
— Не «где-то», я знал конкретное место, где были спрятаны все документы. К тому же у меня еще остались некоторые связи, поэтому я узнал самые свежие новости о твоем отце.
— И какие же?
— Не скажу. Ты не должна думать о своем отце еще хуже, чем думаешь сейчас. Мне вот только интересно, как же он уладит вопрос о твоей помолвке? Ведь на том вечере было много журналистов, а они-то не упустят такой сенсации!
— Мой отец контролирует почти все газеты и журналы в нашем округе, поэтому я не сильно беспокоюсь о слухах. Однажды мы с Леви напились на мое семнадцатилетие, и решили прогуляться по городу… Нас увидел журналист одной местной газетки и решил раздуть скандал. Через три дня редакцию этой газеты закрыли и тему «Люси Хартфилия» начали обходить стороной.
— Ого, круто!— восхищенно протянул Нацу.
Но еще один вопрос не давал мне покоя.
— Нацу, помнишь, тогда в квартире… Почему ты себя так вел? Я уж подумала, что ты и правда…
— Правда, что?— напрягся розоволосый, крепче прижимая меня к себе.— Думала, я буду доволен твоей квартирой и деньгами, которых у меня даже больше, чем у твоего отца? Насмешила. Мне нужно было, чтобы твой отец поверил, будто отделался от меня и прекратил свою слежку.
Что-что?! У меня галлюцинации?
— Погоди, что значит «денег даже больше, чем у моего отца»? То есть, когда я просила купить мне платье за двадцать тысяч йен*, и ты сказал, что у тебя нет на это денег – ты соврал?! Ты понимаешь, что я тебе сейчас устрою?
— Так и знал, что не надо было тебе говорить об этом,— вздохнул парень и тут же опомнился.— Я пошутил, так что не надо на меня так злобно смотреть! Кстати, твою квартиру я продал, а этот дом купил совсем недавно.
— И как ты за неделю умудрился продать мою квартиру?— все еще недовольно ворчу. И почему я обо всем узнаю в последнюю очередь?
— Старик помог найти покупателя. Я уже давно планировал ее продать, а когда тебя забрали – выдалась такая отличная возможность! И перестань дуться, тебе ведь нравится наш новый дом?
— Я прощу тебя только за то, что ты сказал слово «наш».
— Есть что-то еще, что бы ты хотела спросить?
— Да,— меня пронзила неожиданная мысль.— Ты ведь с самого начала знал мою фамилию, ведь так?
— А блондинки оказываются не так глупы… Ай, это было больно,— заявил парень, потирая шишку на голове.— Конечно, знал. Я же тебе говорил – у меня везде связи. Ну, а если честно, то Игнил говорил про тебя. Цитирую: «Я встретил маленькое, белое чудо, с глазами цвета горького шоколада и ангельской улыбкой. Нацу, если вновь ее встретишь – обещай, что ни за что не отпустишь!»
— Прямо так и сказал?— недоверчиво смотрю в глаза розоволосому. Он-то может наврать, я его знаю!
— Честно-честно!— выражение его лица нисколько меня не убедило.— А потом я увидел тебя в кафе, где ты обычно встречаешься с Леви, и понял, что «маленькое, белое чудо» — это ты.
— Постой, так я тебе уже давно нравлюсь?!
— Кто тебе это сказал?— вот ведь паршивец!— Нет, Люси, душить меня сейчас уже не имеет смысла…
Как мне с ним жить дальше?! Если не он меня добьет своими секретами, тогда я его задушу за то, что он эти секреты мне не выдает.
Постепенно все тревоги забывались. Осталось чувство спокойствия и удовлетворения.
— Знаешь, я уже соскучился по твоей готовке. Да и не я один,— три пары хитрых глаз смотрели на меня в упор.
— Чем же вы питались, пока меня не было?— невозможно не улыбнуться, глядя на эти три наглых мордашки.
— Лучше не спрашивай!— в притворном ужасе закатил глаза Нацу.
Хэппи прикрыл правой передней лапой глаза. Широ повторил его жест. Нацу не растерялся и присоединился к ним.
Ну как тут не рассмеяться?

Нацу тихо подошел сзади, когда я заканчивала готовить нечто съедобное и вкусное. Положив руки на пока что плоский живот, он нежно провел по нему ладонью.
— Люблю,— очень тихо, едва слышно шепнул он мне.
— И я…

*20000 йен ~ 7548,64 руб.

Эпилог


Семья – это ведь не только слово из пяти букв…

Пять лет спустя.
— Обед готов! Кто опоздает – останется голодным!
Топот ног и лап слились в один гул. Кухня в очередной раз подверглась нападению моих «мужчин».
— Папа, так нечестно!— возмутились два детских голоса одновременно.
— Что опять случилось?— расставляя тарелки и миски, с любопытством смотрю на близнецов.
— Когда мы играли, папа жульничал!
— Хорошо, накажем папу позже, а сейчас палочки в руки и быстро есть!
— Так точно, мама,— хор голосов.
— Акио, еду надо прожевывать иногда, а не глотать! Каташи, прекрати баловаться палочками, это опасно! Нацу, ну хоть на время стань взрослым и перестань дразнить мальчишек!!! Широ, хватит тянуть меня за штанину, сейчас я положу тебе добавки!
В общем, обед прошел так же, как и обычно. С улыбкой наблюдаю за близнецами – точная копия Нацу. Розоволосые, с серо-зелеными, хитрыми глазами. Даже характер получили от отца. Единственный признак, что родила их все-таки я, а не Нацу – мальчишки так же, как и я обожали книги. Они с удовольствием читали мои сказки, которые периодично печатали в детских журналах с моим именем «Люси Драгнил» (заметьте, не псевдонимом, а именем!).
Иногда у меня возникает чувство, будто я смотрю на Нацу в детстве. А когда мы все вместе собираемся за столом, то возникает ощущение, что у меня в глазах «троится». Широ вырос таким же большим, лохматым и сообразительным, как Хэппи. И был таким же озорным, как мои мальчишки. Хэппи заметно постарел, но не утратил своего задора.
Очень часто задумываюсь, что жить в мужском окружении не так уж плохо. Меня здесь любили до безумия, лелеяли и боготворили. А еще постоянно ревновали друг к другу.
— Спасибо, мама, за вкусный обед,— близнецы соскочили со своих мест, подбежали и чмокнули: один в правую, другой в левую, щеки.
— Приведите себя и комнату в порядок, скоро к нам придут гости,— я в свою очередь расцеловала мальчишек и потрепала их по волосам.
Нацу ревниво следил за всеми моими действиями.
— Нацу, они еще дети – помни об этом,— его взгляд трудно было не заметить.
— Недавно я слышал, как они спорили, кто из них женится на тебе, когда они станут взрослыми,— проворчал муж.
Сдерживая смех, прибираю на столе и ставлю посуду в раковину.
— Хочу девочку,— прошептал Нацу, беря меня в плен своих рук и глаз.— Чтобы она обязательно была такой же красавицей, как и ее мать.
— Если она будет похожа на тебя, я этого не вынесу,— со смехом, нежно трусь щекой о его щеку.
— Ну, так как?— ласково поглаживая спину, соблазнял меня розоволосый наглец.
— Поговорим об этом сегодня ночью…
— Как думаешь, папа ее сам поцелует или нет?— тихий шепот из-за двери кухни.
— Нет, конечно! Папа на такие уловки не поведется!
«Ну, это мы еще посмотрим!» Подставляю губы для поцелуя, и Нацу, в очередной раз, уступив искушению, нежно меня целует.
Горестный и немного разочарованный вздох:
— Уступил…
Самодовольно улыбаюсь.

Леви пришла в назначенное время и даже не опоздала.
— Шина!— слаженный голос близнецов.
Вперед вышла девочка, на год младше мальчишек. Черные волосы торчали во все стороны, озорные голубые глаза поблескивали из-под челки.
— Мы пришли!
Вслед за Леви и Шиной зашел Гэзилл. Кивнув мне, он прошел в гостиную, где уже вовсю резвилась малышня.
— Как поживаешь?— Леви по привычке чмокнула меня в щеку и с улыбкой наблюдала за развернувшейся картиной: близнецы подбивали девочку на очередную игру в прятки, Нацу и Гэзилл о чем-то увлеченно спорили. Вскоре к спору присоединились дети.
— Нет, наша мама самая красивая!
— Неправда!— с жаром спорила маленькая брюнетка, показывая материнский характер.
Три одинаковых пар глаз изучающе уставились на Леви. На мгновение наступило молчание.
— Нет, у нашей мамы грудь больше!— бесстыдно заявил Акио.
— Она еще сказки хорошие пишет!— поддакнул Каташи.
— И готовит лучше!— вклинился Нацу.
— Зато моя мама самая умная! Она окончила престижный университет! А ваша мама…
— Мы не поняли, ты что-то имеешь против нашей мамы?!— тут же ополчились мальчишки.
— Тебе что-то не нравится в моей жене?!— не отставали наши мужья.
— Скажи, какой уже раз нас с тобой так оценивают?— мы с Леви стояли в стороне, и не спешили вмешиваться во всеобщую дружественную потасовку.
— Это происходит каждый раз, как только мы к вам приходим,— засмеялась подруга.
Мир был восстановлен только тогда, когда в гостиной появился чай со сладким. Умиротворенная атмосфера тепла и уюта делала меня настолько счастливой, что я просто не могла сдержать улыбку. Дети уплетали конфеты и печенья, делясь впечатлением о прошедшей неделе лета, Нацу и Гэзилл обсуждали какие-то планы насчет совместного отдыха у моря.
— Знаешь, Леви, именно такую семейную жизнь я себе и представляла,— шепотом обращаюсь к подруге.
— Вот видишь, некоторые мечты действительно сбываются,— улыбнулась Леви и подмигнула мне.
А мне вдруг вспомнились ее слова, которые она сказала перед нашей с Нацу свадьбой: «Ты все-таки смогла приручить дикого зверя»…

Красивое слово «любовь»,
Понимают его все по-разному.
У кого-то быстрей бежит кровь,
Ну, а кто-то считает богатства…
Для тех, кому важно любить,
Тот ищет ее очень долго и ради этого хочется жить.
А любить «по деньгам» — нет толку.
Для двоих – это лучшее время,
Проведенное в ласке, любви...
Они вынесут это бремя,
Для счастливых равны все пути…

Акио — "красавец"
Каташи— "твердость"
Шина — "достойная"

Бонус 1. Мини-история о Леви и Гэзилле.


Для настоящей любви доказательства не нужны!

Девушка вяло листала страницы модного журнала, думая о чем-то своем. Ее взгляд подолгу останавливался на мобильном телефоне, ожидая, когда же он оживет. Но мобильник упрямо молчал, тем самым раздражая свою хозяйку.
— Крепись, Леви! Он должен сам тебе позвонить!
Короткий сигнал и сотовый тут же оказался в руках Леви.
— Смс от Люси,— немного разочарованно протянула девушка.
«Мы снова вместе! Это животное опять обнулило все запасы моего холодильника, и даже оставило следы на дверке. Как думаешь, стоит ли покупать намордник или придется обучать его спец командам? »
В любой другой день Леви немедленно дала бы подруге развернутый ответ, но сейчас все ее мысли были заняты другим человеком. «Лучше намордник – дешево и сердито. И нервы тратить не надо»,— ловкие пальчики набрали сообщение и нажали на кнопку отправки.
Через час телефон все же оправдал мучительные ожидания Леви – на экране засветилось имя «Гэзилл» и зазвучала какая-то нежная мелодия.
— Алло! Как дела? Где так долго пропадал? Что сейчас делаешь?— затараторила, было, девушка, но осеклась.
На том конце связи было гробовое молчание.
— Прости, ты ведь что-то хотел сказать?— повинилась Леви, тем не менее, продолжая глупо улыбаться.
— Для начала – привет,— медленно произнес парень.— А потом задать тебе те же самые вопросы.
Он прекрасно знал, что Леви могла болтать часами, поэтому сразу предложил встретиться.
Впервые в жизни Леви молчала целых десять минут! Гэзилл удивленно на нее поглядывал, настороженно ожидая, что же на этот раз выдаст его девушка.
— Гэзилл…
«Началось»,— парень напрягся и весь превратился в слух.
— Понимаешь… Не мог бы ты встретиться с моим отцом?
— Зачем?
Брюнет уже ничему не удивлялся. После встречи с Леви поразить его чем-либо могла только сама девушка.
Вполне естественно, что Гэзилл знал, кто был отцом Леви, а так же, сколько он зарабатывает, почему так уважает свою жену, да еще и соседка подозрительно на него (отца) засматривается. Хотя соседка была вдовой, а сын у нее все время ходит безработным и…
В общем, с Леви на разведку пошел бы только самоубийца. Мало того, что она выдала бы все тайны, так еще бы и заговорила до смерти своего напарника. Иногда Гэзилл внимательно вглядывался в девушку, в надежде найти у нее кнопку «отключения звука», а так же кнопку «выключения внутреннего моторчика».
— Он уже обо всем знает, и хотел бы лично с тобой встретиться и поговорить.
Девушка была беззаботна, как будто говорила об очередной прогулке по парку, а не о встрече со своим родителем. Парень долго обдумывал сказанное, взвешивая все «за» и «против», и все же решился:
— Когда?
— Завтра,— Леви светилась и радостно сверкала глазами.
Такой она ему нравилась больше: счастливая улыбка и теплое выражение глаз. Перед этим он не мог устоять: все баррикады, которые он старательно возводил, отгораживаясь от внешнего мира – тут же с треском ломались, а в душу проникало теплое чувство «непонятно-чего» . Он не признавал слово «любовь», оно было для него чуждым. Он не понимал слово «нежность», оно ставило его в неловкое положение. Поэтому парень не давал точного определения тому чувству, которое заполняло его при виде девушки, ограничиваясь тем, что назвал его «непонятно-что» .
Простой рабочий парень не мог даже и мечтать, что на него обратит внимание девушка из высшего общества. Но Леви была не похожа на светских львиц, которые гнались за деньгами и развлечениями. Леви вообще не была похожа на обыкновенного человека: столько энергии, неусидчивости и жажды приключения на свою маленькую головку…

Невысокий мужчина сидел в дорогом офисном кожаном кресле, просматривая отчеты за последний месяц. Но слова и цифры ненадолго задерживались в его памяти – все мысли были сосредоточены на предстоящей встрече. Мужчина уже заранее восхищался тем молодым человеком, у которого хватило мужества и терпения встречаться с его дочерью больше пяти месяцев.
— Мистер МакГарден, пришла Ваша дочь с молодым человеком,— вывел его из раздумий голос секретаря.
— Пропусти.
Дверь открылась и первой в кабинет зашла Леви. Девушка была одета в синие джинсы и белый, вязаный свитер. В руках сумка и плащ. Глядя на нее, мужчина невольно улыбнулся, в душе осознавая, что его малышка уже стала взрослой.
В след за Леви вошел высокий парень, с густыми, длинными, черными волосами, с настороженным блеском в глазах и немного угрюмым видом. «Похож на ежа – такой же недоверчивый и колючий»,— невольно промелькнула мысль у мужчины (какое совпадение, а ведь Люси подумала так же!).
— Папа, это Гэзилл Редфокс. Гэзилл, это мой отец.
Мистер МакГарден вежливо поднялся со своего места и протянул руку для приветствия. Парень, молча, ее пожал и мужчина отметил про себя, что рука у него мозолистая и крепкая. «Работяга»,— к восхищению прибавилось уважение.
На некоторое время установилось молчание. Мистер МакГарден не спешил начинать разговор, предпочитая наблюдать за этой странной парочкой и отмечать для себя кое-какие детали.
Леви была молчалива и напряжена. Возникало ощущение, что если мужчина скажет что-то против своей дочери, она, как тигрица, будет до последнего защищать свои чувства.
Парень был внешне спокоен, но чувствовалось в его движениях некоторая неуверенность и осторожность.
— Папа, я хочу, чтобы ты одобрил наши отношения!— Леви не могла долго молчать, поэтому сразу начала с главной терзавшей ее проблемы.— Если ты будешь против…
— А с чего мне быть против?— мистер МакГарден хитро прищурился и откинулся на спинку кресла.— Я просто хотел увидеть твоего молодого человека и убедится, что ты его не цепями возле себя держишь…
— Папа!— возмутилась девушка, краснея.
— Что вы имеете в виду?— заинтересовался парень.
— Видишь ли, моя дочь слишком непоседлива,— важно начал мужчина, улыбаясь.— Леви всегда была заводилой и искательницей приключений. Переизбыток энергии, излишняя болтливость и желание во все влезть и выяснить – главные черты Леви. Единственный человек, который дружит с ней почти с детского сада – Люси. Но эта девушка уже привыкла к странностям моей дочери. А вот мне интересно, как Вы так долго смогли с ней встречаться?
— Ваше описание Леви очень точно отображает ее сущность,— вдруг усмехнулся Гэзилл.— Иногда мне очень трудно ее понять, часто – хочется привязать ее, чтобы она не вляпалась в очередную историю…
— А также постоянно что-нибудь покупать ей из еды, чтобы на время послушать тишину,— оживился мужчина.
— Стараться обходить все магазины игрушек, иначе не избежать двухчасового восклицания «Смотри, какая лапочка»!— тоже загорелся парень.
— И постоянно нужно повторять, что любишь ее, потому что, если не скажешь, она обидится, и будет молчать, а это сразу настораживает,— не отставал мистер МакГарден.
— Эй, эй!— девушка была буквально пунцовой.— Не надо обсуждать мои недостатки при мне же!
Мужчины виновато переглянулись, но без слов друг друга поняли, что они еще встретятся и поговорят.
— Итак, вернемся к изначальному разговору. Как я уже говорил, я не против ваших отношений,— Леви радостно вскочила с места и подбежала к отцу, чтобы задушить его в своих объятьях.— Но! Тебе с ней придется трудно.
— Я знаю,— кивнул Гэзилл.
— Она слишком упряма и своенравна.
— Я знаю.
— Если заставишь ее плакать, жди последствий. И не с моей стороны.
— Хорошо.
— Тогда, передаю свою малышку в твои руки,— улыбнулся мистер МакГарден.— Береги ее.
— Хорошо.
Леви успела надеть плащ и ждала Гэзилла, чуть ли не пританцовывая у выхода из офиса.
— Ах, да!— вспомнил мужчина.— Если у вас родится девочка – я тебе заранее сочувствую. Этот характер передается по женской линии. Представь: у меня теща такая, жена такая, еще и дочь… А если родится внучка – мне впору будет застрелиться.
— Я… учту это,— немного нервно сглотнул парень.

Как только за молодыми людьми закрылась дверь, мужчина нажал на кнопку громкоговорителя.
— Ты все слышала, дорогая?
— Все, до единого слова! Парень мне понравился, хотя я его видела мельком и на фотографии. Немногословен, но почему-то чувствуется, что с ним Леви будет счастлива. Кстати, что ты там говорил про внучку? Ты уже планируешь свадьбу? Надо же будет заранее рассылать приглашения!
— Дорогая, я ничего еще не планирую,— мягко возразил мистер МакГарден.— Я просто заранее предупредил молодого человека о последствиях.
— О каких последствиях?— женский голос начал набирать грозность.— На что это ты намекаешь?!
— Дорогая, я тебя люблю.
Задумчивое молчание, а потом довольное сопение.
— И я тебя люблю! Просто безумно скучаю! А ты знаешь, как тут…
Мужчина улыбнулся и продолжил просматривать отчеты, краем уха слушая голос супруги, но, вовсе не вникая в смысл ее слов…

Леви была счастлива. И этим счастьем она хотела поделиться со всем миром, но девушка ограничилась лишь тем, что взяла под руку шедшего рядом с ней парня.
— Жаль, что Люси так не повезло с отцом,— тихо проговорила девушка.— Я бы хотела, чтобы он понял чувства своей дочери…
— Не волнуйся,— Гэзилл спрятал ее маленькую руку себе в карман.— Этот парень так просто от нее не отступится.
— Ты про Нацу?— поинтересовалась Леви и тут же засмеялась.— Скорее это Люси его никуда не отпустит!


Год спустя.
Одинокая фигура металась перед небольшим зданием, что-то тихо ворча себе под нос.
— Да не волнуйся ты так!— успокаивал будущего отца Нацу.— Но мне немного кажется странным, что ты до конца не хотел знать пол ребенка. С чем это связано?
— Отец Леви предупредил, что если родится девочка – она полностью характером будет походить на нее. А ты подумай, что со мной будет, когда у меня появятся «две Леви»!
Розоволосый мысленно представил эту картину и насмешливо фыркнул.
— Смешно? А мне вот как-то не весело… Тебе-то везет, двоих парней умудрился наделать…
— И что, ты будешь меньше любить своего ребенка, если он окажется девочкой?— резонно задал вопрос Нацу.
Гэзилл резко затормозил и задумался.
— Нет.
— Ну вот, значит не надо так волноваться на этот счет,— улыбнулся Нацу.
В этот момент к ним на улицу вышла медсестра, лучась счастливой улыбкой.
— Ну что?— затаили дыхание оба парня.
— Девочка!
Розоволосый вовремя успел подхватить брюнета и, похлопав его по плечу, радостно выдал:
— Поздравляю!
Гэзиллу показалось, что он над ним издевается, но искренняя улыбка парня говорила о его чистых помыслах.
— С-спасибо…

Бонус 2. "Предновогодняя горячка" и "Чувства мужчины под окнами роддома"


POV Люси.
Пять дней до Нового года.
Улицы были полны, как никогда. Каждый стремился взять приступом прилавки магазина и скупить все, что попадалось под руку. Я была более благоразумна и закупилась всем необходимым заранее (в том числе и подарками). Единственным человеком, кому я так и не смогла подобрать подарок – был Нацу.
Конец декабря. Снег мелким бисером сыпался с неба, покалывая лицо и руки. Прохожие куда-то спешили, кутаясь в шарфы и натягивая на руки перчатки. Небо начало темнеть, включились фонари и ярче засветились витрины магазинов.
Окидываю улицу равнодушным взглядом: супермаркет, банкомат, а вдалеке – ювелирный магазин. Может, купить Нацу золотую цепочку или какой-нибудь браслет? Но я не видела, чтобы он носил что-то подобное, кроме обручального кольца.
В таких сомнениях все же захожу в магазин. Меня вежливо поприветствовали и поинтересовались, чего бы я хотела.
— Я ищу подарок своему…мужу,— за два с половиной месяца никак не привыкну к этому слову.
Передо мной, как по мановению волшебной палочки, предстали мужские перстни, браслеты, цепочки, часы…
Все было не то. Мне хотелось, чтобы подарок нас как-то соединял. Отчаявшись уже найти что-то подходящее, обнаруживаю неприметный кулон в виде дракона. Он напоминал мне того дракона, которого я каждую ночь вижу на спине Нацу.
— Сколько?— указываю на приглянувшийся кулон.
Цена меня вполне устраивала, но вот чувство недовольства таким подарком оставалось. Рядом лежал медальон с надписью на ценнике «Гравировка на заказ». А что, если…
Снег прекратился. Поеживаюсь от холода и довольная направляюсь домой. Так, новый ошейник для Широ, миска для Хэппи, игрушка для Леви, теплые перчатки для Гэзилла и медальон для Нацу. Отправить поздравительную открытку отцу. И Грею тоже. Никого не забыла?
Светофор будто замерз, не желая показывать зеленый свет. Оглядываюсь по сторонам – влюбленные парочки медленно брели по улице, держась за руки. Среди них мелькнуло что-то знакомое. Нет, ошибки быть не может – розоволосая шевелюра могла принадлежать только одному человеку… И этот человек шел под руку с девушкой. Издалека ее было сложно разглядеть, но парня я могла описать даже с закрытыми глазами: теплая куртка, темные джинсы, извечные кроссовки и белый клетчатый шарф. Они шли, не замечая ничего вокруг, и чему-то улыбались.
Ударится в истерику, и закатить скандал на всю улицу? Нет, Люси, нельзя, ты уже на третьем месяце! Спокойствие, никаких криков и слез. Все очень просто: сейчас приду домой, приготовлю ужин и за ужином все узнаю.
Загорелся зеленый, и я поспешила перейти на другую сторону, не забывая при этом оглядываться на парочку. Нацу меня не заметил.
Дома было тепло. Широ и Хэппи поприветствовали меня в прихожей, засовывая свои любопытные морды в пакеты с продуктами. Хэппи при этом не забыл принести мне тапочки, а Широ – взять одну из сумок и потащить ее на кухню. В последнее время меня опекали, как маленькую. Ругали, если я несла в руках что-то тяжелое, ворчали, если делала работу по дому. Я чувствовала себя хрустальной – мне ничего не доверяли делать, словно боясь, что я сломаюсь. Доходило до смешного – Нацу отбирал у меня пылесос и заявлял, мол, сам все сделает, а мне нужно отдыхать. Зачем отдыхать? Да, я беременна, но все же могу еще делать какую-то работу по дому. Мы спорили на этот счет три дня, пока Нацу не оголодал (ибо на кухню он меня тоже не пускал, и мы питались чем-то подгорелым и невкусным). Место у плиты осталось за мной, а все остальное делали за меня.
Наверное, когда девушка беременна, она немного меняется, превращаясь в настоящую женщину. Если бы я узнала об измене своего благоверного месяца этак четыре назад – тайфуна, смерча и цунами в моем лице, никто бы не избежал. Досталось бы всем – виновным и невиновным. А сам виновник давно бы махал ручками ангелам и молился за мою грешную душу.
Скрипнула дверь. Потянуло холодом, и послышалась возня собак в прихожей. Шаги. Машинально подставляю щечку для поцелуя.
— Привет, родная. Как прошел день?
— Хорошо. А как твоя работа?
Нацу все еще работал. На мои вопросы «Почему?» и «Зачем?» парень отвечал что-то невразумительно и уклончиво. Как я поняла, дома ему сидеть скучно, а работа давала хоть какое-то ощущение жизни. Иногда закрадывалась мысль, что Нацу хочет возродить «Золотого Дракона» — несколько дней подряд он приходил помятый и с разбитыми костяшками на руках. Я сразу ему заявила, что если он только посмеет это сделать – со мной может попрощаться. Теперь бинты и йод расходуются не в таком большом количестве.
— По всему городу мотался, устал,— Нацу сел за стол.
Возле стола уже сидели собаки, дожидаясь своей порции вкусного ужина.
— Я тебя сегодня видела,— как бы, между прочим, осторожно замечаю.
— Да? Где?— нет, реакция вполне нормальная. Никаких замираний, пауз и напряженного молчания.
— На улице. С девушкой.
Ну вот, теперь все в сборе: и замирание, и пауза, и молчание. Правда, недолгое.
— Это знакомая. По дороге встретились, разговорились,— муж, как ни в чем не бывало, продолжал поглощать еду.
— Ты со всеми знакомыми девушками ходишь под руку? Да еще выходили с улицы, полной любовных отелей…
— Люси, она, правда, просто знакомая. Мы с ней дружили в детстве, а потом она уехала. И, кстати, меня нервирует эта сковородка в твоих дрожащих руках. Поставь ее, пожалуйста, обратно на плиту. Ты что, ревнуешь?
Заметил? Беспокоится? Правильно делает, ибо я сдерживаюсь из последних сил. Даже руки дрожат, так хочется прибить этого мерзавца!
— Успокойся,— странно, обычно Нацу никогда добровольно не покидает стол, пока на нем ничего не останется, а тут встал и подошел.— Я не собираюсь тебе изменять. Ты моя жена, к тому же еще и носишь моего ребенка. Я же не совсем дурак…
— Хотелось бы в это верить.
— Если ты так этого хочешь, могу пообещать, что больше я с этой девушкой не встречусь,— мягкие губы коснулись моего виска.
Обнимаю его вместо ответа. В последнее время становлюсь слишком нервной – врач сказал, что это нормально, особенно под конец третьего месяца беременности. А Нацу терпит, и успокаивает поцелуями. Все-таки мой муж самый лучший на свете!

Четыре дня до Нового года.
На следующий день направляюсь в тот самый ювелирный магазин. Мой медальон должен быть готов.
— Спасибо за покупку,— небольшой сверток перекочевал в мою сумку.
Я была уверена, что мой подарок обязательно понравится мужу. Хотелось бы и себе такой же медальончик, но это уже в другой раз себя побалую. А сейчас… Прямо мне навстречу вышел Нацу. Со вчерашней девушкой. Серо-зеленые глаза встретились с моими карими.
— Люси…
А ведь кто-то обещал, что больше не будет встречаться с этой девушкой.
— Можешь больше не приходить домой.
Разворачиваюсь. Быстро направляюсь обратно в ювелирный.
— Простите, можно изменить надпись? Выгравируйте мне только одно слово – «Идиот» и я вам дополнительно заплачу.
— Простите, но для этого вам придется покупать еще один медальон.
Заглянула в кошелек. И почему я с собой так мало взяла денег?
— Нет, спасибо.
Выглядываю на улицу – никого. Уже ушли? Неужели Нацу действительно мне изменяет?
По привычке на обед приготовила три блюда. Потом вспомнила, что теперь я, вроде как, одна. Пришлось все отдать Хэппи и Широ.
Вечером зазвонил мой мобильник, высвечивая на экране знакомое имя.
— Люси, только не бросай трубку!— с ходу приказал мужской голос на том конце связи.— Ты все неправильно поняла, я…
Гудки. Нет, я ни в чем не виновата, он сам отключился. К девяти вечера закончились все носовые платки, которые я смогла найти в доме. Широ беспокойно спал в прихожей, дожидаясь хозяина. Хэппи сидел у моей кровати, печальными глазами провожая очередную слезу на моей щеке.
— Хэппи, почему мне так больно?— тихо шепчу псу.
Пес не знал ответа, он только и мог, что аккуратно слизывать с моего подбородка соленую влагу, вздыхая и мысленно ругая своего глупого хозяина.

Три дня до Нового года.
Целый день провела дома. Глаза покраснели и опухли, поэтому в таком виде по городу не погуляешь. Продуктов в холодильнике было достаточно, а Хэппи и Широ не нуждались в принудительных прогулках, предпочитая сами себя выгуливать и приходить домой в назначенное время. Обед прошел в тишине. Да и кому разговаривать, если кроме меня никого нет? В глубине души теплилась надежда, что Нацу вернется домой. Но час сменялся другим часом, а никто не скребся жалобно в дверь, никто не возникал на пороге, чтобы попросить прощение и поцеловать меня в знак примирения.
Звонок в дверь. Гостей в такое время принимать не хотелось совсем. А вдруг это Леви? Тогда надо открыть обязательно – все же в «жилетку» подруги плакаться приятнее, чем в одиночестве. По ту сторону дверей была не Леви, а вчерашняя девушка.
— Здравствуйте. Простите, а Нацу Драгнил проживает тут?
Это же надо иметь такую наглость, чтобы еще заявиться сюда, в наш дом? Наверное, на моем лице отпечатались все мысли.
— Ах, я его старая знакомая, вы не подумайте ничего,— забеспокоилась девушка.
— Да я и не думаю,— мой голос хриплый, а вид такой страшный, так что я уже знала, что обо мне подумала эта девушка.
Блондинка, с большими, голубыми глазами. Стройная и одетая по моде. Такая бы всякого привлекла, не то, что моего мужа.
— Вы – Люси Драгнил?— ее вопрос меня немного удивил. Нацу ей про меня рассказал или это природная женская интуиция?
— Да.
— Тогда мне нужно с вами поговорить!
Никогда бы не подумала, что буду сидеть на кухне и спокойно попивать чай с той, с которой изменил мне Нацу. Было бы смешно, если бы только вот слезы на глаза не наворачивались.
— Понимаете, вы все не так поняли. Мы с Нацу друзья…
— Это я уже слышала,— голова начала болеть, и я хотела поскорее закончить разговор.
— Он вам так же сказал?— непонятно чему обрадовалась блондинка.— Мы встретились только вчера, и он попросил меня об одном одолжении…
— А с этого места поподробнее.
— Я не должна вам об этом рассказывать,— тянула резину голубоглазка, раздражая меня еще сильнее.— Но так как это по моей вине произошло все это недоразумение… В общем, Нацу попросил меня помочь ему выбрать для вас подарок.
Минутный ступор. И эта вся причина? То есть, я зря тут проливала слезы, ревновала и нервно грызла уголок подушки?! Он не мог спросить у меня, что я хочу в подарок? Или у него совсем не работает фантазия? Да я была бы рада любой безделушке, лишь бы он мне ее подарил! Ну, все, Нацу, твоя смерть будет мучительно долгой!
Своими мыслями поделилась с девушкой, и мы вместе посмеялись. Оказывается, подруга Нацу довольно милая и приятная в общении особа. Мы обменялись номерами телефонов, чтобы не терять друг друга и попрощались, как заправские подруги.
Оставалось решить только одну проблему…

Два дня до Нового года.
Дружеский вечер. Вот, что я решила устроить на Новый год. Созвонилась с Леви, которая с энтузиазмом восприняла идею и добровольно предложила украсить мой дом.
Приготовления шли полным ходом. Несколько раз пыталась дозвониться до своего «блудного» мужа, но каждый раз слышала женский голос, оповещающий меня, что «абонент выключен…» Некоторое беспокойство неприятно царапало сердце. Не ввязался ли он в очередную драку? И где он ночует и что ест?
Вперемешку с мыслями о Нацу, были мысли: «А что приготовить на стол?» и «Какое вино лучше купить?»

31 декабря.
«Где носит этого идиота?!»— первая мысль, которая возникла у меня утром. Я еще толком не проснулась, но уже была раздражена и недовольна.
Днем явилась Леви. Заглянув на кухню, где я хозяйничала вовсю, грозя пальцем рядом стоящему Широ, подруга принялась развешивать украшения и игрушки. Елку мы нарядили еще вчера. За разговорами и делом не замечаешь, как быстро летит время. Я еле успела принять душ и надеть платье, как в дверь уже вежливо стучались. Гэзилл был первым. Ему было скучно без Леви, поэтому он решил прийти пораньше. Через час появился Грей со своей девушкой, весьма милой и немного застенчивой.
Ждали только одного человека. Время показывало восемь вечера, а Нацу все не было.
— Ну что, присаживаемся за стол?— с улыбкой оповещаю всех собравшихся.
Переглядывание и осторожный вопрос:
— А как же Нацу?
— Придет, никуда не денется,— уверенно отвечаю. Да, я уверена, что он придет, в противном случае мне придется опять его притаскивать домой.
Лишний раз убеждаюсь, что у моего мужа просто талант приходить «вовремя». Первое блюдо было подано, как в дверь чуть слышно поскреблись.
Виноватое выражение лица, грустные глаза и помятый вид. Он был похож на Широ, когда я того ругала за его пакости. Это сравнение заставило меня улыбнуться.
— Люси…
— Ага, это мое имя,— согласно киваю. Мне не хотелось сейчас выяснять все нюансы, я была счастлива просто от того, что вижу его. Живого и относительно здорового.— Все уже в сборе, ждали только тебя.
— Все – это кто?— тут же насторожился муж, подозрительно прищуриваясь.

Предновогодняя неделя была самой запоминающейся. Сколько напряжения, волнения, слез. И в конце узнаешь, что все это было зря, что твой любимый на самом деле даже и не помышлял тебе изменять. Столько глупостей и ошибок. Но ведь это жизнь, поэтому ошибок не избежать.
— Кстати, я все-таки приобрел тебе новогодний подарок,— когда мы остались одни, усмехнулся Нацу.
— Я тоже,— улыбаюсь в ответ, доставая из сумки сверток.
Медальон сверкнул в приглушенном свете спальни. «N&L» — было видно на гладкой поверхности медальона. Нацу вдруг отчего-то засмеялся.
— Тебе не понравился мой подарок?— грозно наступаю на мужа.
— Нет, что ты,— все еще смеясь, притянул он меня к себе.— Просто мой подарок…
Медальон с гравировкой «L&N». Теперь мы смеялись вместе.
— У меня есть еще один подарок для тебя,— соблазнительно шепчу мужу.
— Какой?— уже догадываясь, коснулся он моих губ.
Эта новогодняя ночь была действительно сказочной. Полная нежности, ласки и любви…


POV Нацу.
Тяжелое дыхание. По телу катились ручейки пота.
— Может, хватит уже? Ты решил устроить тут марафон?— услышал я голос Гэзилла.
Останавливаюсь и перевожу дух. Все-таки пробежать двадцать кругов вокруг роддома — это тебе не сигарету выкурить.
— Ничего не могу с собой поделать,— вздыхаю, нервно крутя в руках травинку.— Как подумаю, что она там одна…
— Вообще-то там еще Леви,— усмехнулся парень.
— Но ведь Леви-то не рожает!— возражаю, намереваясь сделать двадцать первый круг.— А может перенести роды на другой день? Попросим подождать малыша до завтра!
У Гэзилла было непередаваемое выражение лица. Видно, я в очередной раз сморозил глупость. А что поделать, если от волнения я не могу нормально мыслить!
— Ну, ты и сказал,— очнулся Гэзилл.— Даже и не верится, что ты из «Золотого Дракона».
— Долго ты еще будешь мне припоминать это?— вместо волнения появилась злость и желание подраться. У меня стресс, а его надо как-нибудь снимать. Интересно, все отцы испытывают такие эмоции, когда стоят под окнами роддома? Или я один такой, индивидуально возбудимый будущий папа?
Гэзилл примирительно похлопал меня по плечу. Ничего, вот когда твоя очередь наступит стоять на моем месте, посмотрю я на тебя!
Леви появилась через полчаса, радостно вещая, что я теперь отец двух мальчиков. Как двух? УЗИ же показывало только одного! А хотя какая разница? Двое парней даже лучше!
Через три часа меня пустили в палату к Люси. Выглядела она неважно: волосы слиплись и разметались по подушке, лицо бледное и осунувшееся, в глазах усталость, но море нежности и счастья. Теперь она мама.
— Ты хорошо постаралась,— шепчу ей, отводя прядь с лица.
— Это ты хорошо постарался,— пошутила моя жена.
Счастливая улыбка помимо воли растягивает губы. В груди щемило от нежности и хотелось кричать всему миру о моей радости. Я ограничился лишь поцелуем, которым передал все мои чувства и эмоции своей любимой. Она все прекрасно поняла.
— Спасибо, родная.

Бонус 3. Это чувство доступно даже богатым


«Такой контракт сорвался! Если бы не эта блондинка и ее капризы…»— молодой человек раздраженно смотрел на светофор, постукивая указательным пальцем по рулю машины.
Начало октября ознаменовали дожди и холодный ветер. Солнце было редким гостем и не спешило покидать занавесу туч. Это хмурое состояние природы угнетающе действовало на людей. Особенно на Грея. Казалось, погода соответствовала его состоянию души. Сделка, на которую он возлагал так много надежд, сорвалась благодаря одной взбалмошной девице, объявляющей вдруг, что она беременна и не от него. Хорошо еще, что ее папочка контролирует все местные СМИ, иначе пересудов и сплетен было бы не избежать. Однако брюнет прекрасно знал, какие пересуды ходят за его спиной, но счел ниже своего достоинства обращать на это внимание. «Поговорят и забудут»,— так успокаивал себя молодой человек.
Светофор, наконец, мигнул красным, и машина плавно сдвинулась с места. Обрывки неприятных мыслей еще теснились в голове, но к ним примешивались новые – возникли некоторые проблемы с одним из поставщиков, а значит, придется поломать голову, для того, чтобы налаживать новые связи. Грей не очень любил изменения, предпочитая проверенных и надежных людей. «Одна проблема за другой»,— мысленно вздохнул парень, не сразу заметив серую тень посреди дороги. Визг тормозов и машина вильнула в сторону, чудом не задев столб рекламного щита у края дороги.
Грей быстро покинул салон автомобиля, чтобы поймать того идиота, который бросился ему под колеса. Он даже не удивился, когда сквозь косые линии дождя рассмотрел синий непромокаемый плащ, из-под капюшона которого торчали в беспорядке синие волосы.
— Ты что, совсем с головой не дружишь?!— накинулся на девушку Грей. Он чувствовал злость. Злость на блондинку по имени Люси Хартфилия, злость на того розоволосого парня, который помешал всем его планам. Злость на эту погоду, что не прибавляла настроения, злость на эту девушку – ведь из-за нее чуть не пошла под откос его жизнь.— Жить надоело?! Тогда своди счеты там, где нет людей, чтобы не доставлять им проблем! Если бы я тебя в последний момент не увидел…
Парень замолчал. Пустые синие глаза, без всяких эмоций. Они смотрели куда-то мимо него, что сразу давало понять – девушка его не слышит. Не воспринимает ни одно его слово и сейчас вся его речь прошла в пустую. Это разозлило Грея еще больше.
— Я к тебе обращаюсь!— парень грубо встряхнул девушку за плечи. Подумал и вдруг потащил к своей одиноко стоящей машине.
Она не сопротивлялась – как безвольная кукла позволила ему усадить себя на заднее сидение и куда-то отвезти. По пути Грей все время смотрел в зеркало заднего вида, чтобы удостовериться, что девушка немного приходит в себя. В салоне было тепло, поэтому вскоре на ее лице появился румянец, глаза часто-часто заморгали. Девушка словно ожила и теперь недоуменно поглядывала на водителя.
Грей молчал. Он не понимал, почему не бросил эту замарашку с суицидальными замашками там, на дороге, и не знал сам, куда сейчас ее везет. «Думаю, кафе подойдет»,— кинув быстрый взгляд в сторону синеволосой, решился парень.
В молчании они выпили кофе, в молчании Грей кинул немного денег на такси девушке и в молчании же ушел. Его больше не волновала эта девушка, с непонятно-грустным взглядом и синими волосами.
— Подождите!
Парень остановился у открытой дверцы машины, удивленно смотря на быстро приближающуюся тонкую фигуру.
— Простите, что доставила вам столько проблем… Не могли бы вы сказать свое имя?
«Никаких мимолетных знакомств, никаких новых людей»,— он всегда твердил себе это. Но сейчас отчего-то поддался слабости и негромко произнес:
— Грей Фулбастер.

Неожиданно наступили теплые, солнечные дни. Люди скинули теплые куртки и оставили осточертевшие зонты в углу. Грей не спеша одевался в университет и по привычке выглянул в окно. Стоит. Одинокая, девичья фигура у ворот хорошо была видна из окон второго этажа, где находилась комната парня. Брюнет уже не раз пожалел, что подобрал тогда эту девушку. После того случая, она каждый день стояла у ворот, провожая взглядом его машину, когда утром он уезжал на учебу, и встречая вечером (иногда в довольно позднее время), когда приезжал после работы. Первые три дня парень не обращал на нее никакого внимания, воспринимая девушку, как очередную его воздыхательницу. Только после того, как его водитель приметил необыкновенно красивый цвет волос девушки – синий, как безоблачное небо, Грей припомнил, что уже где-то видел ее.
— Господин Грей, она снова пришла,— в комнату вошел пожилой, седовласый мужчина, со спокойным, слегка лукавым взглядом и непроницаемым выражением лица.
— Вижу,— парень равнодушно завязывал галстук, но продолжал стоять у окна. Было занятно наблюдать за этой приставучей замарашкой.
На некоторое время она словно замирала и походила на статую, но потом начинала шевелиться, разминая затекшие ноги и плечи. Иногда ее взгляд скользил по фасаду дома, пытаясь отыскать комнату объекта ее воздыхания. Грей умело скрывался за шторой, с ухмылкой поглядывая на тщетные старания девушки. Она была довольно упряма, не желала уходить и всегда улыбалась при его появлении. У брюнета даже не возникало желания с ней разговаривать, но и прогонять ее он так же не позволял. Его забавляла эта ситуация и в душе проскальзывало любопытство: а придет ли она завтра? Или на следующий день место у ворот окажется пустым? Она неизменно приходила.
Водитель уже ждал его. Там же стояла девушка, с улыбкой встречая холодный взгляд брюнета и желая ему удачного дня. На мгновение парень замешкался. Ему пришла мысль: если он сейчас с ней поговорит и выяснит, зачем она тут стоит, придет ли она еще раз сюда? Это было интересно…
— У тебя других дел нет? Или тебе есть, что мне сказать?
Синеволосая встрепенулась. Девушка никак не ожидала, что тот, кого она так боготворила, снизойдет до нее, чтобы заговорить.
— Д-да,— немного запинаясь и сильно смущаясь, проговорила девушка.— Я хотела поблагодарить вас, за то, что вы меня тогда спасли…
— Благодари,— насмешливая улыбка мелькнула на красивом лице парня, заставляя сердце девушки биться сильнее.
— Спасибо,— очень тихо прошептала она.
— Господин Грей, мы можем опоздать,— из машины выглянул водитель.
— Иду,— кивнул юноша, проходя мимо синеволосой, все так же насмешливо улыбаясь.

Природа словно издевалась над людьми. Неделя солнечной погоды сменилась неделей беспрерывных дождей. Однако настроение парня не менялось так же резко, как это делала погода. Его переполнял азарт, подогревающий изнутри и отвечающий за его хорошее настроение.
Серое утро и неизменный пост у окна. На этот раз девушка пришла без зонта. «Совсем спятила?»— мелькнула невольно мысль у юноши. Кто-то вышел из дома и направился к девушке, предложив ей зонт. Грей видел, как та отказывается и невольно нахмурился. Проблемы он не любил, но чувствовал, что, если девушка сейчас откажется от зонта, на следующий день может свалиться с жаром под воротами его дома.
Парень быстро подхватил свою сумку и направился к дверям. Прислуга подобрастно кланялась при появлении хозяина, раздражая его своим видом. Улица встретила его прохладой и сыростью. Мелкий моросящий дождик заставил недовольно поморщиться юношу. Водитель все еще настойчиво просил девушку принять зонт, на что та отрицательно кивала уже мокрой головой.
— Бери,— Грей сунул ей в руки предмет спора, даже не посмотрев в ее сторону.
Девушка, как обычно приветливо улыбнулась и тут же взяла зонт.
— Ну вот, только упрямилась дольше,— проворчал водитель, собираясь занять место у руля.
— Сегодня я сам.
— Господин Грей…— совсем робко произнесла синеволосая девушка, но замолчала под пристальным взглядом брюнета.— Нет, ничего! Спасибо за зонт. Удачи вам!
Машина плавно отъехала от ворот, провожаемая взглядом прекрасных синих глаз. Девушка еще некоторое время постояла на одном месте, смотря вдаль, затем повернулась в противоположную сторону и медленно двинулась в сторону метро. Одна ее рука крепко держала зонт, который она так любезно получила от парня, вторая лежала на животе, сжав в кулаке плащ. Выражение лица вмиг поменялось: вместо привычной улыбки – бледные, сжатые в узкую полоску губы, глаза потускнели, и в них не горел тот огонек радости, который появлялся при появлении брюнета.

— А теперь запишите эту формулу…— голос лектора вывел Грея из раздумий.
Сейчас ему было не до учебы – утром позвонил его отец, попросив срочно прилететь в Америку для разрешения возникшей там некой проблемы. Какой именно проблемы – не уточнялось и юношу это беспокоило. Его мысли были только о компании и ее будущем, о девушке он даже и не вспомнил…

Две недели пролетели незаметно, не оставляя после себя четких воспоминаний.
— Господин Грей,— уважительно склонился мужчина, приветствуя своего хозяина.
— Пока меня не было, что-нибудь произошло интересное?— парень устало снимал с себя верхнюю одежду, ожидая услышать последние новости.
— Нет, но если вам интересно узнать про ту девушку…
— Я ее что-то сегодня не видел. Вы сказали ей, что я уехал по делам?
— Да. Но она продолжала приходить каждый день. А со вчерашнего дня пропала.
— Черт с ней. Что еще?
Он никогда не чувствовал такое…огорчение? Нет, не так. Смутно грызущее чувство недовольства собой. Грей ехал сюда с мыслью, что вновь увидит ободряющую улыбку и на мгновение окунется в эту синеву глаз. Однако его никто не встретил, что по непонятной причине злило.
Ему было скучно. Уже четвертый день привычное направление в сторону окна, за которым будет пустынная улица. Девушка больше не приходила. Грей не понимал, что с ним происходит. «Простая замарашка, таких тысячи! Она всего лишь пыталась привлечь внимание богатенького мальчика, чтобы жить безбедно. Забудь!»— такие уговоры не помогали и брюнет день ото дня становился мрачнее.
— Простите, что влезаю не в свое дело, но, похоже, вас заинтересовала эта девушка,— его старый друг (он был действительно стар, поэтому вызывал уважение у парня) тихо проскользнул в его комнату.— Я собрал о ней кое-какие сведения. Если вам будет интересно – взгляните.
Черная, кожаная папка неслышно легла на стол, дверь тихо скрипнула, закрываясь за мужчиной.
«Джубия Локсар. 18 лет. Родилась ***. Живет ***. В данный момент находится на обследовании… Выявлено…»
— Что за черт…— холодная маска слетела, показывая дрожь в руках и лихорадочный блеск в глазах.
Брюнет не стал даже переодеваться, схватив ключи от машины, он приказал открыть ворота. Сейчас он боялся опоздать. Если он опоздает, наверное, всю жизнь будет жалеть, что больше не увидит эту улыбку, эти глаза и эту девушку…

Короткий больничный халатик, мягкие тапочки, слегка растрепанные синие волосы. В руках – пачка таблеток, которые врачи посоветовали выпить, как только она придет в палату. Ее больше не отпускали «домой» и она не может пойти к его дому. Все, что ей остается, так это надеяться, что операция пройдет успешно, и она вновь сможет увидеть эти холодные на вид, но живые, темные, почти черные глаза.
— Эй!
«Уже и голос его мерещится»,— вздохнула девушка, не останавливаясь и не оборачиваясь.
— Я тебе говорю! Как там тебя? Джубия?
Замешательство. Неуверенный поворот головы. Глаза натыкаются на белую полу расстегнутую рубашку и строгие брюки. Слегка запыхавшийся парень твердо смотрел на нее, принимая какое-то решение.
— Почему ты не рассказала о своей… болезни?
— Я не хотела вас беспокоить,— слабая улыбка. Не та, которую она постоянно ему дарила, а немного жалкая и виноватая.
— В общем так: как только выйдешь из больницы – больше не смей стоять у моего дома,— нахмурился парень.— Сразу стучись и проси, чтобы позвали меня.
Недоуменное, даже недоверчивое выражение лица, сменяющееся радостной улыбкой.
— А можно?
— Можно. И только попробуй не зайти – я тебя везде найду!— его угроза дала обратный эффект – слезы потекли по бледному лицу все еще улыбающейся девушки.
— Я приду,— тихий шепот.

Два месяца спустя.
«Когда это закончится?— напряженно думал парень, глядя на сопящую рядом с ним девушку.— Нет, когда это началось? Может, тогда, на дороге, под дождем? Или после того, как понял, что не могу прожить без нее? И что за странное, щемящее чувство? Столько вопросов и проблем, которых я так не люблю… И все же...»
Сонное бормотание типа: «Грей, помягче…» и безмятежная улыбка. «Проблемы? Не так уж это и плохо….»— его рука погладила девушку по волосам, а губы прикоснулись ко лбу.
Оцените эту фанфик-историю:
43 - 5 из 5

Ещё фанфики:
Что думаете по этому поводу? Оставьте комментарий:
07/05/2017, 11:45 | Ответить
когда продолжение?
06/06/2017, 17:47 | Ответить
Катя Елькина,
Добавлено продолжение.
Хотите оставлять комментарии? Авторизируйтесь!